Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

котенок

"Первое впечатление" - 43.

АЛЕКСАНДР КУШНЕР

               * * *

Вот гусеница, как сухой сучок,
На дереве застыла. И молчок.
Прекрасен, как большая орхидея,
Жук-богомол. Ужасная затея!
От щупалец одних бросает в дрожь.
А палочник на палочку похож.
Сидит в листве, забившись в уголочек,
Древесный клоп, как маленький листочек.
А рядом бабочка над пыльною трухой,
И тоже как листочек, но - сухой.
Здесь каждый так: едва из колыбели-
Уже на что-то чуждое похож
И строит жизнь по образцу модели.
Не уличишь, пока не подойдёшь.
А нам с тобой не сжаться ли комочком?
Не замереть ли, голову склоня?
Тебе сучком застыть, а мне - цветочком,
И всех просить: не трогайте меня!
Терять друзей, обманывать знакомых
И превратиться в гнусных насекомых?
Стоим одни на пыльном огороде,
Со всех сторон открыты и видны,
И благодарны матери-природе,
Что нам чужие формы не даны!
котенок

"Летучий ковёр" - 89.

РАЗДЕЛ "ВЗРОСЛЫЕ СКАЗКИ"

ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО

ЭМИЛЬ И ЭМИЛИЯ

- Ах, сударыня, вы, верно, согласитесь,
Что погода хороша, как никогда?
- Право, сударь, я скажу,
Что и вправду нахожу,
Что погода не такая, как всегда.

- Ах, сударыня, скажите, отчего же
Этот вечер удивительный такой?
- Право, сударь, может быть,
Это трудно объяснить,
Но, наверно, потому что вы со мной.

- Ах, сударыня, когда мы с вами вместе,
Все цветочки расцветают на лугу!
- Я скажу вам, сударь мой:
Мне бы надо бы домой,
Но цветочки я обидеть не могу!

Как приятно и забавно,
Что я очень нравлюсь вам,
Ну, а вы мне и подавно!
Вот и славно.
Трам-пам-пам.
котенок

"Летучий ковёр" - 8.

Раздел "ПЕРВЫЕ ПЕСНИ"

           ЭХ, ДУША МОЯ

На ночных кустах ветки трогая,
Выхожу один на дорогу я,
Темнота кругом - несусветная,
Замолчала ночь беспредметная.

Что ж ты, ночь, молчишь,
Не шевелишься,
На взаимную любовь
Не надеешься?
Распускается сирень за заборами,
Псы голодные орут за которыми.

Не решу никак незадачу я:
Отчего у собак жизнь собачая?
Знать, хозяин их хуже Каина,
Убежать бы им от хозяина,
От хозяина, злого жадины,-
Не зазря же им клички дадены!

Эх, душа моя, косолапая,
Ты чего болишь, кровью капая,
Кровью капая в пыль дорожную?..
Не случится со мной невозможное.

Без любви прожить - не получится,
А зазря любить - только мучиться.
Не смотри ж ты, ночь, исподлобия,
Злого недруга наподобие.
Не смотри ж ты, ночь, не подглядывай,
За мою судьбу не загадывай...
котенок

"Нежданное" - 111.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

                             * * *

Здесь на рассвете дремлет тишина.
Течёт судьбы неторопливо время.
Здесь в каждом камне дышит старина -
Галиции невысохшее семя.

Мой Львов! Люблю до слёз твоё лицо.
Твой трепетный неповторимый запах.
Так пахнет осень, призрачно, легко.
Так пахнет летний день в цветущих липах.

Люблю соборов колокольный звон,
тишайший дождь и снег непрочный, редкий.
Люблю встречающий меня перрон.
Люблю, люблю! Люблю здесь всё до нитки!

Продолжение следует.
котенок

"Нежданное" - 82.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

                      * * *

Я помню всё - сирень зимой,
охапки роз, ромашек рой.
Я помню глаз влюблённых блеск,
прогулки в дождь, осенний лес.

Я помню наш последний день,
тревогу, грусть, разлуки тень,
вокзал, перрон, мой поезд в ночь,
что увозил от счастья прочь.

Продолжение следует.
котенок

"Нежданное" - 33.

Сегодня - Любовь Галицкая.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

                ПЕРВЫЙ СНЕГ

Снег падал, падал неустанно,
Скрывая осени черты.
Мы расставались... Глупо, странно...
Не торопись, - сказал мне ты.

Не торопись... Ещё немного...
Для нас сегодня первый снег.
Взглянула холодно и строго,
Лишь дрогнули морщинки век.

                         * * *

Меня из сердца вырвал с корнем,
как будто сорную траву.
А я тебе цветок сорву
в саду, что за чертою, горнем.

Оттуда постучусь в окно,
не закрывай напрасно ставни.
Сквозь них увидишь неба дно
и грех, что точит душу, давний.

Продолжение следует.
котенок

"А где здесь наши?" - 18.

Сегодня - Станислав Ливинский.

СТАНИСЛАВ ЛИВИНСКИЙ

* * *

И не вокзал, а автостанция.
Окошко кассы, мелочь в блюдце.
А то б ещё побыл, остался бы.
Сбил пепел, молча затянулся.

Ещё была девица Старцева:
ходила всё, звала на танцы.
Я напишу - цвела акация.
Никто не станет разбираться,

что дело было поздней осенью.
Вагончик типа магазина.
Ну, и меня когда-то бросили.
И я, как мог, тянул резину.

А ей бы - принц на белом тракторе
и всё такое в ритме вальса.
Потом - ты не в моём характере.
Счастливо, в общем, оставаться.

И это всё вот так запомнится
неглубоко, на штык лопаты.
Вот - напишу - была любовница,
ну и, конечно, я, поддатый.

И не вокзал, а автостанция.
У автолавки трётся тело.
Я напишу - цвела акация.
Я напишу. Не в этом дело.

Продолжение следует.
котенок

"Нежданное" - 18.

Сегодня - Любовь Галицкая.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

* * *

Сонны кусты одичавшей сирени,
дремлет заброшенный пруд,
ивы плакучей глубокие тени
этот покой стерегут.

Узкая стёжка к старинной беседке
вся заросла лебедой.
Гость заглянувший, негаданный, редкий,
с грустью вернётся домой.

Вспомнятся Бунина тихие строки.
Скрипнет калитка в саду.
Тень промелькнёт уходящей эпохи,
сердце смутив на лету.

Продолжение следует.
котенок

"Граждане ночи" - 93.

ЯН ШАН-ЛИ (продолжение)

СТИХИ

Я их собрал,
Как листья в ноябре
Мы собираем.

Разные они.

И дороги мне тем,
Что в них остался я,
Каким уже не буду.

Была сначала Родина со мной,
Потом пришли друзья
И заслонили,
Но женщина спасла,
Чтобы верней
Я понял одиночество свое.

И вот один.
Как листья в ноябре,
Я их собрал и думаю,
Что время пришло гореть им,
Сад наполняя дымом.

И каждое из них само-
Убийство.

* * *
Самарканд, Бухара!-
Ах, какие слова-
Прямо вижу летящий аркан
На дикую голову коня.

А по вечерам,
В шуршании шелковых шаровар,
Весь восток:
И чалма, и верблюд,
И тот, кто крикнул (и умрет
Лет через десять в песках)
"Я, я покупаю эту женщину!".

КОГДА МЫ ВОЗВРАЩАЛИСЬ

В женской шляпе моя тень
Напоминала Горького на Капри.

Мы шли домой
И болтали сумками.

Непросохшая луна
Стала предметом
Нашего разговора.

А домой идти было недалеко.
Но мы замешкались около сиреней
И только к полуночи
Попали в него,
Сравнивая ночных жуликов
С нашей походкой.

* * *
Поэзии хватит места
На любом клочке
Неба
Суши
Бумаги

* * *
Форму обретают
Стихи и цветы,
А поэзия - дыхание
Возле щеки и бабочка,
Которая только что была-
Вон цветок покачивается.

За твоими плечами
Руки сомкну и ощущаю
Прикосновение трав влажных
На рассвете.

В пятку упирается затылок подснежника.

О воспари!

(Продолжение следует)
котенок

Игорь Инов. "Из дома - в дом" - 25.

ВОСХОЖДЕНИЕ НА ГОРУ СТОГ

Внизу тюльпанами торгуют,
урчит в лесу трелевка,
а Стог в снегу,
слепящем россыпью своих сокровищ.
Недолговечных!
Разорится в мае...

Канатная дорога в нетерпенье.
Ее опоры, нас опередив,
уже почти до верха дошагали.
Взошли и мы,
глотая лихорадочно иголки
студеного озона
и укрощая ликованье сердца,-
под нами простирался мир.

Как далеки отсюда почта, биржи!
Как мелочны разлады, как смешны
цилиндры, экивоки дипломатов!
Как близко небо!

А наша лепта - вот она! Скромна.
Всего-то камешек на пирамиду,
которой обозначен пик.
Для нас. Не нами.

ЗАКАРПАТЬЕ-ЛЕНИНГРАД

Вы уже отстрелялись
косточками черешен,
а мы все никак не расставим бокальцы сирени.

У вас уже кровопускание вишен,
а мы еще только пивную пену черемух сдуваем.

Вы уже - зреющий мозг ореха,
а у нас в голове еще ветер.

Вы уже - память, смиренная и всепрощающая,
а мы еще только краснеем
за наши пробелы и проволочки.

Зато мы скорее, чем вы,
пожухлую рукопись лета исчеркиваем дождями
и снегом перебеляем!

ГРОЗА НА ПОЛОНИНЕ

Какой дирижер! Конвульсивен, что молния, жест.
Лицо потемнело, взъерошены, взвихрены космы.
Из космоса жахает жаркая, ражая жесть,
смычки обдают канифолью и плещутся косо.

Развесили уши, рыдают вдоль троп лопухи,
и голову прячут друг дружке под брюхо овечки-
пугается стадо, когда, разверзаясь, верхи
исходят музЫкой извечною и быстротечной.

Две тысячи метров над морем, по пояс в траве.
Здесь нет середины, поступков и слов половинных.
До нитки промок, изнемог я и осоловел,
один на один с мирозданьем, среди полонины.