Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

котенок

"Летучий ковёр" - 106.

РАЗДЕЛ "ВЗРОСЛЫЕ СКАЗКИ"

СКАЗКА ГРИГОРИЯ ГОРИНА
   О ДЖОНАТАНЕ СВИФТЕ

    ЗРИТЕЛИ НА ТУРНИРЕ

Да здравствуют традиции
Геройской старины!
На бой выходят рыцари,
Мечи обнажены.
Сигнал трубят герольды:
Извольте начинать!
Посмотрим, как милорды
Умеют умирать!

Да здравствуют сражения,
Хотя и нет войны!
Какое наслаждение
Смотреть со стороны!
Сильней всего на свете
Волнуют кровь и смерть,
А если не до смерти -
То нечего смотреть.

Вперёд, милорды!
Вперёд без страха!
Броню доспеха
Руби с размаха!
Мечом по горлу!
Копьём в живот!
И нам потеха,
И вам почёт!
котенок

"Летучий ковёр" - 97.

РАЗДЕЛ "ВЗРОСЛЫЕ СКАЗКИ"

СКАЗКА БРАТЬЕВ СТРУГАЦКИХ

     ТАК ДЕРЖАТЬ, КАПИТАН

Есть, конечно, на свете герои
Из породы отборных мужчин:
Капитаны, атлеты, ковбои,
Покорители горных вершин.
Ну, а кто не попал в супермены,
Для такого - какая стезя?
Если что - пусть уходит со сцены.
Ну, а если нельзя?

Что же делать-то? Плащ не по росту.
Шлем и латы - откуда их взять?
И руке - непривычно, непросто
Боевую сжимать рукоять.
Как же быть? Ни на грош суперменства.
Ну и ладно. Тем больше почёт.
Раз уж выпало время и место,
То чего там - вперёд!

Пусть не очень-то складно выходит,
И кому-нибудь даже смешно,-
Сердце подлинной болью исходит
Так, что слева рубаху прожгло!
Не по пеленгу, не по дороге,
Не по звёздам - их слопал туман,-
Лишь по звуку душевной тревоги
Так держать, капитан!
котенок

"А где здесь наши?" - 37.

Сегодня - Станислав Ливинский.

СТАНИСЛАВ ЛИВИНСКИЙ

* * *

Кто-то режет осколками вены,
кто-то нюхает клей и бензол,
а у нас мужики после смены
собрались и гоняют в футбол.

Нет, не так - выпивают в подсобке
в тесноте на картонной коробке
без закуски - во видеоряд.
Разговоры свои говорят.

За углом грабанули обменник.
В продуктовом всё время обед.
На душе третий день понедельник.
Вот болгарских ещё б сигарет.

Городок. Нет, не так - городишко.
Домик. Марля дрожит на окне.
На столе однотомник сберкнижки.
Автор слюни пускает во сне.

Целый мир расчертили на клетки -
спортплощадка, за ней гаражи.
И кучкуются, как малолетки,
чувства там, в подворотнях души.

Что тут скажешь? - Изнанка сюжета.
Кровяные повсюду тельца.
И вращается третья планета,
а напишешь - седьмая с конца.

Продолжение следует.
котенок

"День рождения" - 7.

* * *
Я стоял у склада с провиантом
На краю Лапландии самой.
Был к нему приставлен я сержантом,
Грозно именуясь - часовой.

У меня в руках была винтовка,
На боку висел противогаз,
Чтоб, когда "возникнет обстановка".
Был вооружен я в самый раз.

Солнце ослепительно блистало
С голубой весенней высоты.
Снег шипел и отступал устало,
Обнажая скудные пласты.

Вдруг среди капельного каскада,
Хруста и позвякиванья льдин,
В грузных сапогах топчась у склада,
Я почувствовал, что не один.

Из-под склада на пригорок лысый,
Из чернеющих глубоких нор,
Не спеша, погреться вышли крысы
И глядели на меня в упор.

Маленькие розовые лапки
Нежны, словно первые цветы,
И чешуйчаты, как будто в лаке,
Конусообразные хвосты.

Жирным обитателям лабаза
Я не страшен был, и что за страх
От солдатика с противогазом,
С длинной трехлинейкою в руках.

* * *
На Метрострое пусто. Стадион
Готовится к осеннему ремонту.
По радио транслируют "Раймонду",
И всё погружено в осенний сон.

Теперь не в силах возмутить покой
Призыв спортивные рекорды множить.
И дискоболка никогда не сможет
Снаряд забросить гипсовой рукой.

Без цели сторож бродит. Он давно
Кладовку запер, опечатал даже,
Не оценив осеннего пейзажа,
Скучает он, хоть снова за вино.

Его я знаю скоро двадцать лет.
Я круг за кругом по дорожке бегал.
Потом немало городов объехал,
Но годы те оставили свой след.

И если буду из последних жать,
Помимо всех тому еще причина -
Внутри меня закручена пружина,
Толкающая первым добежать.

Я сторожа из виду потерял,
А там уже компания сложилась.
А как бы жизнь его потом сложилась,
Когда б в войну ноги не потерял...
котенок

"Снежная суббота" - 24.

* * *
Хоть кричи - ни стоном и ни криком
Никому не справиться с судьбой.
Будущее было бы безликим,
Если б мы не встретились с тобой.
Но отныне каждое мгновенье -
От мгновенья встречи до конца -
Приняло черты самозабвенья
И черты любимого лица.
Больше о грядущем не гадаю
И, готовясь к тяготам любым,
В бессловесной муке припадаю
К волосам седеющим твоим.

* * *
Чем буду, тем буду - и пусть, и другого не надо.
Тремя переулками шли к Патриаршим прудам.
Давно за окном миновала пора листопада,
Пора бы на землю спуститься пушистым снегам.
Тремя переулками шли. И теперь еще снятся
Те три переулка и утки в квадратном пруду.
А утром проснусь и увижу, как лужи лоснятся,
И серый рассвет нас приблизит к дневному труду.
Чем буду, тем буду - но только бы рядом с тобою.
А снега все нет. В ожиданье назад посмотри:
Там пыльной листвою шуршат у тебя за спиною
Все три переулка. Все три переулка. Все три.

* * *
Смотреть и никогда не насмотреться,
Как снег идет и лыжники бегут,
И слушать, как подрагивает сердце
Под натиском замедленных минут.
Покуда тишина не раскололась,
Звеня, от телефонного звонка,
Глядеть в окно и вспоминать твой голос,
Кусая кончик теплого платка.
И думать вслух, то радуясь, то плача,
То обольщаясь, то сходя с ума.
И гладить пса. И мордочка собачья -
Сама любовь и преданность сама.

* * *
Окликает любовь - отзовись.
Видишь, струйки по стеклам стекают.
Это капли, упавшие вниз,
Из-под глины тебя окликают.
Каждый вздох твой спокоен и тих,
Каждый жест твой ленив и неточен,
Но зато на ладонях твоих
Уместился зеленый листочек.
По зеленому пальцем водя,
Ты смиренье свое обозначишь
И на голос травы и дождя
Обернешься в толпе и заплачешь.

* * *
И новый день, как вздох короткий,
Отшелестел и отлетел.
Возник и скрылся контур четкий -
Наш, так сказать, земной предел.
И после виденного нами
Желанней станет и родней
Тропа сырая под ногами,
И папоротники над ней,
И одуванчик, щедрый пухом,
И тень от каждого куста,
И бог с ним, со смятенным духом!
Душа пуста. Зато чиста.