Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

котенок

"Первое впечатление" - 13.

АЛЕКСАНДР КУШНЕР

                * * *
Когда я очень затоскую,
Достану книжку записную.
И вот ни крикнуть, ни вздохнуть,-
Я позвоню кому-нибудь.
О голоса моих знакомых!
Спасибо вам, спасибо вам
За то, что вы бывали дома
По непробудным вечерам,
За то, что в трудном переплёте
Любви и горя своего
Вы забывали, как живёте,
Вы говорили: "Ничего".
И за обычными словами
Была такая доброта,
Как будто бог стоял за вами
И вам подсказывал тогда.
котенок

"Летучий ковёр" - 155.

РАЗДЕЛ "БОГ ПОМОЧЬ ВАМ, ДРУЗЬЯ МОИ"

                               * * *

Ах, мил-сердечный друг, не выразить словами,
Как счастлива душа и радуется глаз,
Когда вы среди нас иль где-то рядом с нами,
Когда мы просто так вдруг думаем о вас.

Ах, мил-сердечный друг - намедни инженеры
Пустили через фильтр окрестный воздух наш:
Оказывается, что в составе атмосферы,
Где бывший кислород - там только голос ваш.

Там только голос ваш, негромкий, но волшебный,
И дышится легко, и замирает дух,
И лишь вздыхаю я от полноты душевной:
"Ах, мил-сердечный друг!..
                                             Ах, мил-сердечный друг!.."
котенок

"Летучий ковёр" - 126.

РАЗДЕЛ "ВЗРОСЛЫЕ СКАЗКИ"

СКАЗКА ГРИГОРИЯ ГОРИНА
    О ДЖОНАТАНЕ СВИФТЕ

ТРЁХГРОШОВАЯ СКАЗКА

Близко к Брехту и точно по Вайлю.

         НЕ ДАЙ НАМ БОГ

Жил-был Сократ, умом богат,
Он понял всё насквозь,
Он только сам не понят был,
И вот ему в расцвете сил
Смертельный яд испить пришлось.
Бедный Сократ! Вот нам урок:
У дней земных короткий срок,
Никто нам не добавит их,
Зачем же быть умней других?
Не дай нам Бог, не дай нам Бог!

А Дон Кихот, наоборот,
Умом некрепок был.
Чем больше зло он поражал,
Тем больше злобы порождал,
И жить мешал, и сам не жил.
Бедный маньяк! Что за судьба!
У дней земных короткий срок,
Никто нам не добавит их.
Ужасно быть глупей других!
Не дай нам Бог сойти с ума!

Герой времён Наполеон
И Мэкки, наш герой,-
Один с ружьём, другой с ножом,
Всё время лезли на рожон,
Обоих взяли под конвой.
Вот всем урок! Кто бы постиг...
У дней земных короткий срок,
Никто нам не добавит их.
Зачем же лезть вперёд других?
Не дай нам Бог, не дай нам Бог!

Жан-Жак Руссо, граф Лев Толстой,
Ещё назвать кого?
Им надо было больше всех!
А что Курт Вайль? А что Берт Брехт?
А что они? А ничего.
Сколько хлопот - и все не впрок.
Не надо быть умней других,
Не надо быть глупей других,-
И дай вам Бог! И дай вам Бог!

Здесь заканчивается раздел "Взрослые сказки".
котенок

"Летучий ковёр" - 102.

РАЗДЕЛ "ВЗРОСЛЫЕ СКАЗКИ"

                СКАЗКА О МИРЕ

                                  МОЛИТВА О МИРЕ

Господи, помилуй!
Господи, не погуби!
Не допусти до последней погибели род человечий!
Сжалься, подвигни суровые души к любви и согласью,
Дай устоять перед злом и соблазном, Отец наш предвечный,
Не наказуй неразумных детей окончательной казнью!

Господи, не погуби!
Сжалься, Всеправедный Отче!
Ведаем мы, что творим, что делаем - всё разумеем,
Но неизбежен, как рок, мрак наступающей ночи.
Боже!
Спаси!
Вразуми!
Ты же видишь, что мы не умеем...

ГОЛОС

Но как же так... Вы знаете давно,
Где свет... где мрак... что зло, и что добро.
И вам дана свобода - выбирать.
И я её не в силах отобрать.
Иначе вы не будете людьми.
Иначе невозможно быть людьми!..
котенок

"Летучий ковёр" - 56.

РАЗДЕЛ "БАЛЛАДЫ"

Это стихотворение огромное, поэтому я буду перепечатывать его в два захода.:)))

          ВОЛШЕБНАЯ СИЛА ИСКУССТВА

                                                                             Н. Эйдельману

Капнист пиесу накропал громадного размеру.
И вот он спит - в то время как царь-батюшка не спит:
Он, ночь-полночь, пришёл в театр и требует премьеру.
Не знаем, кто его толкнул. История молчит.

Партер и ложи - пусто всё: ни блеску, ни кипенья.
Актёры молятся тайком, вслух роли говоря.
Там, где-то в смутной глубине, маячит жёлтой тенью
Курносый царь. А с ним ещё, кажись, фельдъегеря.

Вот отмахали первый акт. Всё тихо, как в могиле.
Но тянет, тянет холодком оттуда (тьфу-тьфу-тьфу!).
"Играть второй!" - пришёл приказ, и, с Богом, приступили.
В то время как фельдъегерь: "Есть!" - и кинулся во тьму.

Василь Васильевич Капнист метался на перине -
Опять всё тот же страшный сон, какой уж был в четверг:
Де, он восходит на Олимп, но, подошед к вершине,
Василь Кирилыч цоп его за ногу - и низверг!

За ногу тряс его меж тем фельдъегерь с предписаньем:
"Изъять немедля и в чём есть отправить за Урал!
И впредь и думать не посметь предерзостным мараньем
Бумагу нашу изводить, дабы хулы не клал!"

И не успел двух раз моргнуть наш, прямо скажем, Вася,
Как был в овчину облачён и в сани водворён.
Трясли ухабы, тряс мороз, а сам-то как он трясся!
В то время как уж третий акт давали пред царём.

Краснел курносый иль бледнел - впотьмах не видно было.
Фельдъегерь: "Есть!" - и на коня, и у Торжка нагнал:
"Дабы сугубо наказать презренного зоила,
В железо руки заковать, дабы хулы не клал!"

Перепечатывать это стихотворение продолжу и закончу завтра.
котенок

"Летучий ковёр" - 47.

РАЗДЕЛ "ПОРТРЕТНАЯ ГАЛЕРЕЯ"

                                    ФЕДЯ

Я в Господа не верую, но так, на всякий случай,
Навёл, конечно, справки: откуда, как и что.
Оказывается, он всеведущий! Поскольку вездесущий!
И всё могущий - даже то, чего никто!

А я-то думал: я один такой!
Выходит, у меня есть конкурент.
А это значит, под вопросом мой
Авторитет, процент и дивиденд!

Я звякнул серафиму, тот брякнул херувиму
(Есть у меня знакомые среди высоких сфер),
И вот вблизи Эдема (не местность, а поэма!)
Господь ко мне явился. Я говорю: "Сит даун, сэр!"

А сам гляжу: ведь был один такой!
Вот только я фамилию забыл.
Не то Лев Швейцер, не то Альберт Толстой...
По дефициту он не проходил.

- Ну, здравствуй, говорит, Фёдор. Гляжу,
                                                                     ты духом бодр.
- Да грех, говорю, жалиться: ведь у меня есть всё.
И тело в полном здравии, и в голове сознание,
Причём его всё время определяет бытиё.

- Ну как же, говорит, "всё есть". А где же честь
                                                                              да совесть?
Я думаю, он шутит. Нет, смотрит не шутя.
- Да вы, говорю, сами гляньте: во всеобщем
                                                                           прейскуранте
Не значатся, о Господи, такие запчастя.

Штанишечки - пожалуйста, покрышечки - пожалуйста,
Но чтобы честь да совесть, то уж чего-чего,
А этого не просят - видать, давно не носят,-
А раз чего не носят, значит, можно без того.

- Ну как же, говорит, Фёдор, а душа?
Мой негасимый свет, бесценный дар?
- Душа, говорю, о Господи, грешна.
Душонка, прямо скажем, не товар.

И дерзок, и не кроток я, и обижал сироток я,
И походя, и нехотя гасил негасимый свет.
Но, Господи, что ж поделаешь, во что же тут поверуешь,
Когда кругом материя, а Вас, извиняюсь, нет!

А он на меня глядит во все глаза.
Глядит, ни слова больше не изрёк.
И только, вижу, катится слеза!..
Я подобрал и спрятал в пузырёк.

И вот я снова
В родном лесу!
Ко мне, ребята,
Ко мне, друзья!
Кто больше даст за чистую слезу,
Которую Бог пролил за меня?
котенок

"Летучий ковёр" - 37.

Продолжаю перепечатывать (переиздавать) книгу Юлия Кима "Летучий ковёр":

              ПРАВДИН

Набор отменных дураков,
Их дикий нрав и их ничтожность
Дают законную возможность
Избавить нас от их оков.

Но, вынося им приговор,
В сии важнейшие моменты
Вдруг нас терзают сантименты
И прочий малодушный вздор!

Пора понять бы, что всегда,
Являя мягкость и сердечность,
Мы тем плодим бесчеловечность!
Не глупо ль это, господа?

Одно разумно, Бог свидетель:
Злодеев - надобно в кнуты.
Но - тут же сечь и добродетель
За преизбыток доброты!
котенок

"Летучий ковёр" - 33.

    ВЕСЁЛЫЙ ГЕНРИХ

- А скажи мне, Генрих,
Милый муженёк,
Где ты ошивался
Нонешний денёк?
- Ах ты моя рыбка,
Ты моя голубка!
Был я в божьем храме,
Вот и все дела.

- А скажи мне, Генрих,
Милый муженёк,
Отчего ж, как пьяный,
Валишься ты с ног?
- Ах ты моя птичка!
Я весь день молился -
Очень утомился,
Вот и все дела.

- Ох, не ври, обманщик,
Не смеши народ:
Отчего же пивом
От тебя несёт?
- Уж я так молился
Искренне, до слёз,
Что мне сам Всевышний
Кружечку поднёс!
котенок

"Нежданное" - 139.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

                     * * *

Из чрева одного Москва и Киев.
Неразделимы брат с сестрой.
Судьбой, историей едины.
Славянской блещут красотой.

Святая Русь и Украина!
Лукавством кто вас разлучил?
Кто в ту греховную годину
На плаху дружбу положил?

Богдан Хмельницкий смотрит с гневом,
Сжимая крепче булаву.
Взывает к разуму и небу
Закрыть позорную главу.

Уйдут предатели. Нет брода
В реке раздоров. Суть в судьбе -
Величье наших двух народов,
Единство наше во Христе.

Продолжение следует.
котенок

"Нежданное" - 136.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

                   * * *

Ветер кончился. Тихо-тихо.
Тихо в доме, и хочется выть.
Рядом ходит кругами лихо
и плетёт свою цепкую нить.

И за окнами ночь тревожна,
и в душе моей пустота.
В небеса постучусь: "К вам можно?"
"Не спеши!" - слышу голос Христа.

Продолжение следует.