Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

котенок

"Летучий ковёр" - 2.

Продолжаю перепечатывать предисловие к книге Юлия Кима "Летучий ковёр".

                                  ОТ АВТОРА

           Вскоре Марк Розовский написал замечательный сценарий "Семь нот в тишине". Это несколько новелл о музыке, и одна из них - обо мне, как я пел на Камчатке. Таким образом, вновь я посетил любимые края. Однако на том карьера кинозвезды приостановилась.
И лишь недавно я опять показался на экране в небольшой роли, благо автором сценария сам я и являюсь. Роль эпизодическая, но целых три реплики я всё-таки произношу.
         Однако, чтобы достичь столь ошеломляющих успехов, пришлось основательно потрудиться.
В 1968 году я простился со школой и полностью предался сочинению песен (точнее, вокальных номеров) для кино и театра. Сознавая глубокую принципиальную разницу между ними, я всё-таки осознаю и глубоко принципиальное их родство, по крайней мере в области вокального их оснащения. Задачи тут одни и те же - что на сцене, что на экране. Поэтому песни из телефильма "Бумбараш" естественно перекочевали в спектакль "Бумбараш", а всё, что написано было для спектакля "Иван-царевич", органически вписалось в кинофильм "После дождичка в четверг" - киноверсию "Царевича". И я с лёгкой душой включил в этот сборник многие вещи, написанные для театра. Просто ещё не дошла очередь до их экранизации.

Продолжение следует.
котенок

День рождения Булата Окуджавы.

Вчера был не только День Победы, но и День рождения Булата Шалвовича Окуджавы. Думаю, что эти даты совпали не просто так...

Мне повезло, мне довелось познакомиться с ним. Я писала об этом в своём блоге:
https://ellen-solle.livejournal.com/44093.html

Я часто перечитываю книги Булата Шалвовича, которые он мне подарил, - "Путешествие дилетантов" и "Глоток свободы"

Пока жива - никогда не забуду Вас, Булат Шалвович!
котенок

Анна Ахматова.

23 июня 1889 года родилась АННА АНДРЕЕВНА АХМАТОВА.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Анне Ахматовой
Я из дому вышел, когда все спали,
Мой спутник скрывался у рва в кустах,
Наверно, наутро меня искали,
Но было поздно, мы шли в полях.

Мой спутник был желтый, худой, раскосый,
О, как я безумно его любил!
Под пестрой хламидой он прятал косу,
Глазами гадюки смотрел и ныл.

О старом, о странном, о безбольном,
О вечном слагалось его нытье,
Звучало мне звоном колокольным,
Ввергало в истому, в забытье.

Мы видели горы, лес и воды,
Мы спали в кибитках чужих равнин,
Порою казалось - идем мы годы,
Казалось порою - лишь день один.

Когда ж мы достигли стены Китая,
Мой спутник сказал мне: "Теперь прощай.
Нам разны дороги: твоя - святая,
А мне, мне сеять мой рис и чай".

На белом пригорке, над полем чайным,
У пагоды ветхой сидел Будда.
Пред ним я склонился в восторге тайном.
И было сладко, как никогда.

Так тихо, так тихо над миром дольным,
С глазами гадюки, он пел и пел
О старом, о странном, о безбольном,
О вечном, и воздух вокруг светлел.

Николай Гумилев.

Мне повезло: когда мне было 16 лет, Юлиан Григорьевич Оксман познакомил меня с Анной Андреевной. Я писала об этом в ЖЖ.
Вот, например:
http://ellen-solle.livejournal.com/19395.html
котенок

О Наташе Митиной.

Я не раз писала в ЖЖ о руководительнице литературного кружка Надежде Львовне Побединой в Доме комсомольца-школьника, на занятия которого я ходила, когда училась в школе.
В этом кружке я познакомилась и подружилась с Наташей Митиной.
Я многим обязана Наташе и ее родителям. Вот, например:
Мой день рождения - 31 декабря. Зная, что мои мама и отчим не разрешают мне отмечать дома мой ДР и звать подружек в гости, Наташа и ее родители приглашали меня на Новый год к себе домой. Там мы и Новый год встречали, и мой день рождения отмечали. В общем, благодаря им, ко мне вернулся праздник.
Наташи уже нет с нами...
Одно из ее стихотворений я запомнила наизусть:

* * *
Когда делили мамино наследство,
Достались старшим сестрам полушубки,
И мамин смех, и ласковые губки,
Доверчивые возгласы во сне,
И неоконченное детство - мне.
У них свои дома, серьезные мужчины.
Пусть небогато всё, но чинно.
А у меня хозяйство - я сама.
И у меня бадья.
Железная, обтянутая мохом.
Но ты не думай, мне совсем не плохо,
И с нею проживу безбедно я.
Я зачерпну из старого колодца
Медовую лиловую росу.
Ты посмотри, как всё вокруг смеется,
Когда ее под яблони несу.
И гуси, пролетая надо мной,
По перышку, по серому обронят,
И ливень не обходит стороной,
И сад живет, задумчив и огромен.
Названивала старая бадья,
Когда в колодец на цепи спускалась,
Что всех богаче - я,
Что для меня от матери остались
Спокойный сон, по вечерам - усталость,
И руки, не привыкшие молчать,
И ловкое уменье отвечать,
И ко всему живому жалость.
Наталья Митина.

(Стихотворение я напечатала по памяти. Может быть, что-то не совпадает с оригиналом.)

Здесь, в Живом журнале я подружилась с Дашей Митиной (kolobok1973), Наташиной дочкой, которую я помню совсем крошечной.
Пока живу - никогда не забуду Наташу. Светлая ей память!..
котенок

(no subject)

Александр Аронов

Кьеркегор и Бог

Кьеркегор говорит: - Бога нет!
Это очень обидело Бога.
- Ну, пошло, надоело, привет!
Это как это так - меня нет?
Докажи! Но, пожалуйста, строго.

Кьеркегор говорит: - Посмотрю,
Для начала задачку подкину.
Ты верни-ка мне Ольсен Регину,
Молодую невесту мою.

А вокруг все народы стоят,
Возле Господа и Кьеркегора,
И следят за течением спора,
Затаивши дыханье следят.

Напрягает все силы Господь,
Тьму проблем на ходу разрешает
И без времени падшую плоть
Поднимает со дна, воскрешает.

Рукоплещут насельники кущ,
Нет у свиты небесной вопросов:
- Видишь, наш Господин всемогущ!
Значит, Бог он, ты видишь, философ

Смотрят люди с деревьев и с гор,
С перекрестка и с крыши вокзала...
- Но еще, - говорит Кьеркегор, -
Нам Регина свое не сказала.

Тут Регина, восстав среди дня,
Потянулась, в томленье ли, в неге ль:
- Если вы воскресили меня,
Где же муж мой, где добрый мой Шлегель?

- Так-так-так, ты меня обманул, -
Кьеркегор констатирует сухо. -
Ты не Бог. Это все показуха.
Воскресив, ты ее не вернул!

Бог опять поднапрягся в тиши.
Он на лбу собирает морщины
И у женщины той из души
Изымает он облик мужчины.

- Где была я, мой друг, до сих пор?
Как жила без тебя - неизвестно.
Кьеркегор, это ты, Кьеркегор? -
Говорит Кьеркегору невеста.

И притихли народы вокруг.
Человечество пот отирает.
Овладел им ужасный испуг:
Неужели мудрец проиграет?

Кьеркегор говорит:
- Болтовня.
Это снова не хлеб, а мякина.
Если любит Регина меня -
То какая же это Регина?

И вздохнули народы. В свой срок
Их война или труд призывает.
И печально задумался Бог:
"Да, пожалуй, меня не бывает''.