Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

котенок

"Снежная суббота" - 87.

Раздел "Старые портреты".

                    * * *

Ищем истину в строчках чужих,
Но пора наступает проститься,
И, обложки, как руки, сложив,
Шелестят нам вдогонку страницы.
Но сомненья, пришедшие к нам,
На свободе затеют такое...
Нет покоя великим теням,
Нет покоя от нас, нет покоя...

На этом стихотворении заканчивается раздел "Старые портреты".
котенок

"Снежная суббота" - 86.

Раздел "Старые портреты".

                   * * *

Пусти меня в свой смутный мир,
В свой темный мир незрячих красок,
Где ты живешь без драм, без встрясок -
Художник, мастер, ювелир.
Где книг старинные обложки
И ангелы под потолком,
Где абажур на слабой ножке
Стоит, укутанный платком.
Пусти меня в свой мир, где нет
Высоких нот, прямого света,
Где два расплывчатых портрета
Твой украшают кабинет.
Ты отопрешь, ключом звеня.
Но я в предчувствии потери
Испуганно шарахнусь к двери
И крикну: "Выпусти меня!"
котенок

"Снежная суббота" - 72.

Раздел "Старые портреты".

   ЧЕТЫРЕ ПОРТРЕТА НА ОДНОЙ СТЕНЕ

                    3

Между нами, между вами,
Ни страшна, ни хороша,
Ходит легкими шагами
Безутешная душа.
Все оставит в этом мире,
Ничего не унесет,
Монолог в пустой квартире
Невпопад произнесет.
Вся застынет в ожиданье:
Скоро ночь, и ей опять
Умирать от состраданья
И наутро воскресать.
Как черты ее тревожны!
Тает, гаснет на ходу.
Люди, будьте осторожны
С побывавшими в аду.
Вот она - взгляните сами:
В окантовке золотой
Смотрит грозными глазами
Католической святой.
котенок

"Снежная суббота" - 70.

Раздел "Старые портреты".

  ЧЕТЫРЕ ПОРТРЕТА НА ОДНОЙ СТЕНЕ

                            1

Я, по привычке встав не с той ноги,
Кляну несправедливость в этом мире:
Именье - с молотка, кругом долги
Плюс вольнодумец дядюшка в Сибири.
Опять к обеду явится поэт -
Певец любви и высших философий.
Женился обаятельный корнет,
Но не на мне, а на графине Софье.
И в этой суете извольте жить!
Но можно превозмочь свои печали:
Раздать долги, коляску заложить
И к вольнодумцу дядюшке отчалить.
котенок

"Снежная суббота" - 55.

Раздел "Одуванчики зимой".

                     * * *

                                      Соне Тугариновой

Художница приходит и хохочет.
Она упорствует, она не хочет
Писать меня. Стою я перед ней
Растерянная, полотна белей.
Она твердит: "Ну как тебя такую
Расстроенную, злую нарисую?
Получится мегера на холсте.
И рот не тот, да и глаза не те".
Сжимает перепачканные пальчики
И на стене рисует одуванчики.
Я не сержусь за резкие слова,
Я понимаю, что она права.
Часы стучат и чайник закипает.
Над нами длинный вечер проплывает.
Мы сядем рядом, ноги подожмем,
Другого настроенья подождем.
котенок

"Первое впечатление" - 34.

АЛЕКСАНДР КУШНЕР

           ГОТОВАЛЬНЯ

За взрослостью, за далью дальней,
За всем, что кончилось давно,
Я помню первой готовальни
Темно-зеленое сукно.
Рейсфедер в ямке, и чудесный
Пенальчик с грифелями в нём,
И сбоку стерженёк железный,
Отодвигаемый ногтём.
Я поднимал холодный циркуль
И раздвигал его. И вот,
Как будто он пришёл из цирка,
Блестящий делал поворот.
И, демонстрируя всю точность,
Свой непременный идеал,
Он возвращался в ту же точку,
С которой лихо начинал.
Прощайте, душные чернила!
Мне тушь любезна и мила!
И геометрия царила,
И в ней гармония была.
Мои младенческие вкусы
Стояли с веком наравне.
А за окном шептались Музы,
Все девять, споря обо мне...
котенок

"Летучий ковёр" - 57.

РАЗДЕЛ "БАЛЛАДЫ"

Продолжу и закончу перепечатывать стихотворение "Волшебная сила искусства".

                ВОЛШЕБНАЯ СИЛА ИСКУССТВА (продолжение и окончание)

                                                                                                Н. Эйдельману

- Но я не клал! - вскричал Капнист, точа скупые слезы.-
Я ж только выставил порок по правилам искусств!
Но я ж его изобличил - за что ж меня в железы?
А в пятом акте истребил - за что ж меня в Иркутск?

Меж тем кузнец его ковал, с похмелья непроворно.
А тут ещё один гонец летит во весь опор.
Василь Васильевич Капнист взглянул, вздохнул покорно,
И рухнул русский Ювенал у позлащённых шпор...

Текли часы...
Очнулся он, задумчивый и вялый.
Маленько веки разлепил и посмотрел в просвет:
- Что, братец, там за городок: уже Иркутск, пожалуй?
"Пожалуй, барин, Петербург", - последовал ответ.

- Как Петербург? - шепнул Капнист, лишаясь дара смысла.
"Вас, барин, велено вернуть до вашего двора.
А от морозу и вопче - медвежий полог прислан,
И велено просить и впредь не покладать пера".

Да! Испарился царский гнев уже в четвёртом акте,
Где змей порока пойман был и не сумел уползть.
"Сие мерзавцу поделом!" - царь молвил и в антракте
Послал гонца вернуть творца, обёрнутого в полсть.

Всё ближе, ближе Петербург, и вот уже застава,
И в пятом акте царь вскричал: "Василий! Молодец!"
И на заставе ждёт уже дворцовая подстава,
И только прах из-под копыт, и махом - во дворец!

Василь Василич на паркет в чём был из полсти выпал.
И тут ему - и водки штоф, и пряник - закусить.
"У, негодяй! - промолвил царь и... золотом осыпал.-
Пошто заставил ты меня столь много пережить?"

Во как было в прежние годы,
Когда не было свободы!

Здесь заканчивается раздел "Баллады".
котенок

"Летучий ковёр" - 48.

РАЗДЕЛ "ПОРТРЕТНАЯ ГАЛЕРЕЯ"

    ЕЩЁ О ДОН КИХОТЕ

Песня спета, кончен путь,
Что же дальше делать?
Дальше должен кто-нибудь
По дороге ехать.

Спета песенка давно,
Вручена награда,
Но кому-то всё равно
Дальше ехать надо.

Ехать надо далеко,
Всё на свете бросив,
Хоть не просит вас никто,
А скорей напротив.

И не просит вас никто,
И семья не рада,
А что делать?
Всё равно
Дальше ехать надо.

Дальше - больше, ты учти,
Вдруг чего случится,
Ой, подумай-погоди
На коня садиться.

Впереди - темным-темно,
Впереди - засада,
Впереди... А всё равно
Дальше ехать надо.

Здесь заканчивается раздел "Портретная галерея".
котенок

"Летучий ковёр" - 47.

РАЗДЕЛ "ПОРТРЕТНАЯ ГАЛЕРЕЯ"

                                    ФЕДЯ

Я в Господа не верую, но так, на всякий случай,
Навёл, конечно, справки: откуда, как и что.
Оказывается, он всеведущий! Поскольку вездесущий!
И всё могущий - даже то, чего никто!

А я-то думал: я один такой!
Выходит, у меня есть конкурент.
А это значит, под вопросом мой
Авторитет, процент и дивиденд!

Я звякнул серафиму, тот брякнул херувиму
(Есть у меня знакомые среди высоких сфер),
И вот вблизи Эдема (не местность, а поэма!)
Господь ко мне явился. Я говорю: "Сит даун, сэр!"

А сам гляжу: ведь был один такой!
Вот только я фамилию забыл.
Не то Лев Швейцер, не то Альберт Толстой...
По дефициту он не проходил.

- Ну, здравствуй, говорит, Фёдор. Гляжу,
                                                                     ты духом бодр.
- Да грех, говорю, жалиться: ведь у меня есть всё.
И тело в полном здравии, и в голове сознание,
Причём его всё время определяет бытиё.

- Ну как же, говорит, "всё есть". А где же честь
                                                                              да совесть?
Я думаю, он шутит. Нет, смотрит не шутя.
- Да вы, говорю, сами гляньте: во всеобщем
                                                                           прейскуранте
Не значатся, о Господи, такие запчастя.

Штанишечки - пожалуйста, покрышечки - пожалуйста,
Но чтобы честь да совесть, то уж чего-чего,
А этого не просят - видать, давно не носят,-
А раз чего не носят, значит, можно без того.

- Ну как же, говорит, Фёдор, а душа?
Мой негасимый свет, бесценный дар?
- Душа, говорю, о Господи, грешна.
Душонка, прямо скажем, не товар.

И дерзок, и не кроток я, и обижал сироток я,
И походя, и нехотя гасил негасимый свет.
Но, Господи, что ж поделаешь, во что же тут поверуешь,
Когда кругом материя, а Вас, извиняюсь, нет!

А он на меня глядит во все глаза.
Глядит, ни слова больше не изрёк.
И только, вижу, катится слеза!..
Я подобрал и спрятал в пузырёк.

И вот я снова
В родном лесу!
Ко мне, ребята,
Ко мне, друзья!
Кто больше даст за чистую слезу,
Которую Бог пролил за меня?
котенок

"Обруч" - 46.

ЮРИЙ СМИРНОВ

               * * *

Художник Каналетто,
Писавший в старину,
Был глуховат, но это
Не ставь ему в вину.

Когда охоты нету
Глядеть на белый свет,
Картину Каналетто
Повесь в свой кабинет.

Не выходя из дома,
Вдали от суеты
Ты жизни незнакомой
Разглядывай черты.

Вот городская площадь
И ратуши портал,
Крыш чешую топорщит
Купеческий квартал.

Вельможа едет цугом
На чёрной шестерне,
Две женщины друг с другом
Судачат в стороне.

Старуха у фонтана,
Крестьянские возы,
Два бравых капитана
И шельма из Ганзы.

А на переднем плане
Кибитка, и видна
В малиновом кафтане
Форейтора спина...

Теперь бы критик грозный
Художника сразил
За то, что скрупулёзно
Он всё изобразил.

Ах, если б знал он, бедный,
Что старый жанр погиб
И шествует победно
Слепой дагерротип.

А я гляжу на площадь,
На каменный портал...
Как будто бы на ощупь
Когда-то здесь плутал.

Но болтовня всё это,
Забудь про мой совет:
Коль нету кабинета -
И Каналетто нет.

Продолжение следует.