Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

котенок

"Летучий ковёр" - 168.

РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННЫЕ МОТИВЫ"

          КАПРИЗНАЯ МАША

- Ах, Машенька-Маша, зачем ты грустна?
Грачи прилетели, повсюду весна!

- Да-а,
А бедный чижик?
Он всё сидит в клетке,
Не поёт, не скачет-
Плачет...

- Ах, Машенька-Маша, да ладно тебе!
Смотри, как всё краше живётся везде!
И в море, и в поле, - вперёд, к рубежам!
И вон сколько воли ежам и стрижам!

- Да-а, а бедный чижик?
Он всё сидит в клетке,
Не поёт, не скачет-
Плачет!

- Ах, Машенька-Маша, да ты посмотри,
Какие проблемы вокруг и внутри:
Хлеба не родятся, клокочет Бейрут,
Тайфун над Флоридой - и страшно крадут!
Пора избавляться от прошлых отрыжек!

- Ну да!
Ну вот же чижик!
Он же сидит в клетке!
Не поёт, не скачет!
Плачет!

- Ах, Машенька-Маша... Маруся... Мари...
Ты прям как не наша... Ты, Маша, смотри!
Ну разве так сложно понять про себя:
Что можно - то можно, а больше - низззя...
Но всё ж - то, что можно в текущие дни,
Значительно больше, чем раньше ни-ни!
В конце пятилетки - не этой, так той...

- Да-а,
А бедный чижик?
Он всё сидит в клетке,
Не поёт, не скачет,-
Я так не могу-у-у!..
котенок

"Летучий ковёр" - 55.

РАЗДЕЛ "БАЛЛАДЫ"

               КОРОЛЬ-ВЕГЕТАРИАНЕЦ

Говорит король сурово:
"Не давайте мне жаркого,
Не давайте даже рыбу фиш.
Я ничьей не жажду крови,
Я добра хочу корове,
Я хочу одной моркови
Лишь.

Желаю есть один салат, капусту и шпинат,
Причём не на престоле, а на стуле.
Желаю рыбку - в глубине,
Желаю птичку - в вышине,
И чтобы зайчики в лесу, а не в кастрюле!"

И король, надевши туфли,
Целый день ходил по кухне
Вместо сабли с вилкой с боку.
Ни капусты, ни шпината -
Только зайцы и цыплята,
И медведи в собственном соку.

А он желает есть салат, капусту и шпинат,
Причём не на престоле, а на стуле!
И чтобы рыбка в глубине,
И чтобы птичка в вышине,
И чтобы зайчики в лесу, а не в кастрюле!

Караул! Скорей на помощь!
Королю потребен овощ:
Пастернак, турнепс или редис!
Он худеет, он хиреет,
А вокруг никто не верит,
Что всё это вовсе не каприз!

Что он желает есть салат! Капусту и шпинат!
Причём не на престоле, а на стуле!
Желает рыбку в глубине!
Желает птичку в вышине!
И чтобы зайчики в лесу, а не в кастрюле!

День и ночь в тупом испуге
У одра толкутся слуги:
"Боже мой! Кончается король!"
"Может, примет он лангусту
За брюссельскую капусту?
А фазаньи яйца - за фасоль?.."

А в прихожей королевской
Три лакея с рожей мерзкой
День и ночь хрустели напролёт
И капустой, и редиской -
Почитая слишком низкой
Эту пищу для своих господ!

А он хотел поесть салат... капусту и шпинат...
Причём - не на престоле... на стуле...
И чтобы рыбка...
И чтобы птичка...
И чтобы зайчики...
Эх!..
котенок

"Летучий ковёр" - 27.

            ДЮЖИНА КОЛЕЧЕК

Печет булки хлебопек - все понятно.
Пилит елку дровосек - тоже ясно.
И когда приходит срок, все согласны,
Что недаром пожил человек.

А когда помирает циркач,
То к чему тут особенный плач?
Что такого совершил молодец?
Он подбрасывал двенадцать колец.

И не сеял, и не жал,
И не пас овечек,
То и делал, что кидал
Дюжину колечек.

Уважают моряка - все понятно:
Моряк водит корабли аккуратно.
Награждают Третьяка - браво, браво:
Это Слава Советской земли!

А за что циркачу ордена?
Не водил он корабль никуда.
Эка штука по канату ходить -
Ты попробуй, ну-ка, шайбу словить!

Ты с каната лучше слазь
И не делай сальту:
Все на свете отродясь
Ходят по асфальту!

- Нет, позвольте, как же так? Ну, во-первых:
Мы все время на ногах и на нервах,
Иной раз на сухарях и консервах,
А при этом семья на руках!

И еда, и любовь - на ходу,
И приходишь домой весь в поту,
И проклятый этот быт кочевой...
И для чего же это все?
Для чего?

А чтобы, встав на тот канат
И слегка шатаясь,
Пробежать вперед-назад,
Нежно улыбаясь.

Чтоб, под куполом вися,
Ты качался смело,
А семья родная вся
На тебе висела!

Чтобы Яшка-ягуар,
Разгильдяй и сволочь,
Вдоль по жердочке гулял
Или прыгал в обруч!

Чтобы рыжий дуралей
Бегал перед вами
И букеты из ушей
Доставал ногами!

Чтобы видел дровосек,
Сидя на галерке:
Вот что может человек,
Кроме пилки елки!
котенок

"Летучий ковёр" - 23.

       ПЕСНЯ БРОДЯЧЕГО АКТЁРА

Я брожу по дорогам на старости лет,
У меня никакого пристанища нет,
Ни угла, ни тепла, ни кола, ни двора,
В кошельке моём ветер, в кармане дыра,
И забыли меня и друзья, и родня...
Но не это, не это печалит меня.

Я спрашиваю вас: где молодость моя,
Когда всё впереди и бури не страшны?
Как много было лет в запасе у меня!
Я спрашиваю вас: куда они ушли?

Я труда не боюсь, мне неведом покой,
Достаётся мне хлеб недешёвой ценой,
И я знаю, дороже дворцов и палат
Моя честь и душа, мой единственный клад!
Пусть толпа меня гонит, смеясь и браня,-
Нет, не это, не это печалит меня...

Я спрашиваю вас: зачем звезда небес
Манит нас в этот мир, где бедам нет числа?
И ты идёшь, идёшь, покуда наконец
Поймёшь, как надо жить!.. А жизнь уже прошла.
котенок

"Летучий ковёр" - 12.

Раздел "ПЕРВЫЕ ПЕСНИ".

             ГРЕНАДЕРЫ

Как гром,
Гремит команда:
"Равняйсь! Налево! Смирно!
На-пра-во!"
Теперь пуская ударит канонада,
А там посмотрим, кто кого!

В штыки!
А ну-ка, зададим им дёру!
Труба, труби, труба, труби - веди!
И пусть повезёт гренадёру
Живым с поля брани уйти!

Как гром,
Грохочут кружки,
А в них не кофе и не молоко -
Шампань,
Клико! - стреляют, как из пушки,
Вперёд! Посмотрим, кто кого!

В штыки!
А ну-ка, зададим им дёру!
Труба, труби, труба, труби - веди!
И пусть повезёт гренадёру
Живым с поля брани уйти!

Как гром,
Грохочет жёнка:
"Болван, опять напился ты - с чего?"
Она - метлу, а я беру заслонку,
Вперёд!
Посмотрим, кто кого!

В штыки!
А ну-ка, зададим ей дёру!
Труба, труби, труба, труби - веди!
И пусть повезёт гренадёру
Живым с поля брани уйти!
котенок

"Летучий ковёр" - 11.

Раздел "ПЕРВЫЕ ПЕСНИ".

            ОТВАЖНЫЙ КАПИТАН

Хорошо идти фрегату
По проливу Каттегату,-
Ветер никогда не заполощет паруса!
А в проливе Скагерраке
Волны, скалы, буераки
И чудовищные раки,
Просто дыбом волоса!

А в проливе Лаперуза
Есть огромная медуза,
Капитаны помнят, сколько было с ней возни.
А на дальней Амазонке,
На прелестной Амазонке
Есть такие амазонки,
Просто черт меня возьми!

Если хочется кому-то
Маринованного спрута,
Значит, ждет его Калькутта
Или порт Бордо.
А бутылку "Эль-Мадейро",
Что ценой в один крузейро,
Кроме Рио-де-Жанейро,
Не найдет нигде никто!

Я прошел довольно рано
Все четыре океана,
От пролива Магеллана до Па-де-Кале.
От Канберры до Сантьяго
Скажет вам любой бродяга,
Что такого капитана
Больше нету на земле!
котенок

"Обруч" - 36.

ЮРИЙ СМИРНОВ

                  * * *

По соседству с магазином
"Папиросы и табак",
Преграждая путь машинам,
Собралась толпа зевак.

На Арбате шампиньоны
Рвут асфальта кожуру!
Их суют в плащи пижоны,
Участковый - в кобуру.

Отчего со страшной силой
На поверхность вдруг полез
С виду немощный и хилый
Этот гриб-деликатес?

Тут назад тому лет двести,
До пожаров и холер,
Было славное поместье,
Ложной классики пример.

И, совсем ещё девчонка,
То капризна, то нежна,
С белозубым арапчонком
Забавлялася княжна.

Не один улан московский
Быть хотел "ея рабом".
Стихотворец Тредиаковский
Ей стишки вписал в альбом.

Два столетья спят уланы,
Спит прелестная княжна...
В вышине глаголют краны
Про иные времена.

Дом в приход Наполеона
Был спалён. Стоит другой.
Только лезут шампиньоны
Из арбатской мостовой!

Видно, нечто боевое
В анемичном есть грибе.
Непременно всё живое
Пробивает путь себе.

Продолжение следует.
котенок

"Нежданное" - 118.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

* * *

Туман разлился молоком
                            над Темрюком.
В рассветной дымке город спит -
                                   покой хранит.
Едва касаясь сонных крыш,
           крадучись, луч скользит, как мышь.
Сидят на речке рыбаки,
           и есть уловы для ухи,
                  и звонко спорят петухи,
                     и над лиманом алый свет -
                                    пришёл рассвет!

Продолжение следует.
котенок

"Нежданное" - 67.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

                           * * *

Семейное фото, старинный альбом.
Как будто бы вновь возвращаемся в дом,
где детство прошло, где пекли пироги,
устои и нравы где были строги.

Вот бабушка скромно сидит в уголке,
и кошка, мурлыча, прижалась к руке.
И мама, накинув свой лучший платок,
чуть скованно смотрит в заветный глазок.

Отец, наклонившись к ней, хочет обнять,
сестра-непоседа вертится опять.
Я, младшая, в центре, с лохматой косой,
и мяч на коленях с двойной полосой.

Все вместе сидим за столом у окна,
в его отраженье семья вся видна.

Продолжение следует.
котенок

"А где здесь наши?" - 20.

Сегодня - Станислав Ливинский.

СТАНИСЛАВ ЛИВИНСКИЙ

* * *

От майских - ни соринки, ни следа.
На курьих ножках страшные бараки.
Ни мира, ни тем более труда.
Об этом и помалкивают флаги.

Ещё был двор, колонка и вода
вкуснее, чем на кухне из-под крана.
По поведенью пара, два труда,
продлёнка и зашитые карманы.

А на восьмое марта выпал снег:
всё обнажил, припорошив детали.
И отходил очередной генсек.
Я молча пересчитывал медали.

Смотрел, но всё куда-то не туда.
На кумаче в очко играли черти.
Гори, гори, кремлёвская звезда,
звезда любви... Звезда любви и смерти.

Всё не сбылось, как насвистела мне
давным-давно усатая цыганка.
Пластмассовый солдатик на войне,
убитый из игрушечного танка.

Он падает замедленно в листву,
пересекая траурную ленту.
И я серпом срезаю трын-траву
и молот там кладу, где инструменты.

Продолжение следует.