Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

котенок

"Нежданное" - 66.

ЛЮБОВЬ ГАЛИЦКАЯ

                     * * *

Рос паслён за домом старым.
Вдоль забора были грядки.
Я носила шаровары.
В парке мы играли в прятки.

Дуб казался великаном,
а пескарь - огромной рыбой,
стрекоза - аэропланом,
снежный холмик - снега глыбой.

Детства яркие картинки
я рассказываю дочке.
Вспоминаю - и слезинки
капают на эти строчки.

Продолжение следует.
котенок

"Граждане ночи" - 533.

ВИКТОР КОНСТАНТИНОВ

* * *

                     "...сторожил бы чужие огороды..."
                                                               М. Кузмин
                                          Александрийские песни

Сторожу чужие огороды
и живу в непрочном шалаше.
Слишком тесен уголок свободы,
но покой и мир в моей душе.

И пока волнуются народы
и невинную пускают кровь,
в огороде зеленеют всходы -
лук, капуста, репа и морковь.

Не хочу ни дома, ни барака.
Только ковш да трубка из вещей.
Из друзей осталась лишь собака,
общество нехищных овощей.

Наблюдаю все явления природы -
вёдро, и ненастье, и простор.
Только кажется, что мир мой - огороды,
и опасен огородный вор.

Вся земля - большие огороды,
если посмотреть издалека.
Вырастают города, народы.
Только вместо месяцев - века.

Вырастают и шумят народы,
урезают, требуют права,
но раскинулись спокойно огороды,
и шумит под дождиком ботва.

А ночами выпадают росы,
небо ясно, слышен каждый звук.
Вдоль ограды я иду, и звезды
совершают свой обычный круг.

Продолжение следует.
котенок

"Снежная суббота" - 11.

         ЧУЖАЯ ДАЧА
Чужая дача. Низкое крыльцо.
К нему тропа. И ты неторопливо
По ней идешь. Летит тебе в лицо
Вечерний ветер с Финского залива.
В карманах руки. Поднят воротник.
Залаял пес, разбуженный шагами.
Скорей, через террасу, напрямик
Через ступени - и двумя руками
Я провожу по мокрым волосам,
По твоему лицу. Стихают звуки.
Ты снял очки, и я к твоим глазам,
Смеясь и плача, прижимаю руки.
Холодный нос! Холодная щека!
Холодный ветер прошлое уносит.
"Наверно, я похожа на щенка.
"Ты как щенок", - твой голос произносит.
И мне тепло под ветром и дождем.
А рядом с нами, будущее пряча,
Тихонько дышит деревянный дом -
Гостеприимная чужая дача...
...Тебе легко работать по ночам,
А мне легко стоять над керогазом,
Наперекор гадалкам и врачам,
Пугавших нас болезнями и сглазом.
К нам приползают полчища жучков,
Нам тащат муравьи свою поклажу.
И я ловлю твой взгляд из-под очков,
Твою ладонь согревшуюся глажу.
А в тихий час, когда твоя строка,
Покорная, ложится на бумагу,
Я поднимаю взгляд на облака
И сквозь деревья, сквозь листву и влагу
Торжественно судьбу благодарю
За то, что ты талантлив. За удачу
С тобою быть. И за чужую дачу,
В которой мы плывем по сентябрю...

         *    *    *
В твой дом дорога мне закрыта.
"И слава богу", - я шепчу.
В подробности чужого быта
Быть посвященной не хочу.
Легко заранее представить
Благополучие твое.
Но не могу себя заставить
Не думать про твое жилье.
Там, в наших бедах неповинно,
Стоит угрюмо у стены
Отверженное пианино,
И книги нагромождены.
А помнишь - ты киваешь хмуро,
И, неожиданно легка,
Ложится на клавиатуру
Моя тяжелая рука.
Традиционно тихо в доме,
Традиционно виснет шаль,
Нога изогнута в подъеме
И упирается в педаль.
И, презирая осторожность,
Гремит уверенность в басах,
Даря последнюю возможность
Увидеть ложь и ненадежность
В твоих затравленных глязах.

          *    *    *
Говори. Мне спокойно с тобой.
Мне легко в твоих гласных протяжных
Узнавать черноморский прибой,
Закипавший на камешках влажных.
Не старайся меня уберечь
От провалов и пауз опасных.
Говори. Я люблю твою речь
С затрудненьем на твердых согласных.
Сделай милость, прошу, не молчи.
Сквозь просветы твоих многоточий
Я увижу, как в белой ночи
Растворяются крымские ночи.
И в сближении наших голов
Появляется искус объятий
От смещенья широт и понятий,
От мучительных медленных слов.

               *    *    *
Я плакала всю ночь в тоске по Ленинграду.
Выпрашивать у тьмы отважилась душа
То Царскосельский сад, то легкую ограду,
Где листья рвутся вверх и падают, шурша.
Я плакала всю ночь бездумно и счастливо,
Зажав один из них в немеющей руке.
Как хорошо, когда ветра летят с залива,
Когда знобит в Москве на невском сквозняке.
И ленинградский дождь слезою сквозь ресницы,
И не хватает мне московского тепла,
И, может быть, еще нет-нет, да и приснится
Мне листик золотой из Царского Села.