ellen_solle (ellen_solle) wrote,
ellen_solle
ellen_solle

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Category:

Предисловие к книге "Образ Гумилева... (Продолжение - 5)

ВАДИМ КРЕЙД

                РАБОТНИК РУССКОГО РЕНЕССАНСА (продолжение - 5)

В начале эмиграции, когда столицей русского зарубежья еще считался Берлин, возник в Париже литературно-художественный кружок "Палата поэтов". Одним из его участников был художник Судейкин, нередко встречавший Гумилева в "Бродячей собаке". Приходил на вечера "Палаты" критик Е. Зновско-Боровский, в прошлом секретарь журнала "Аполлон", в котором Гумилев ведал литературным отделом до времени своего поступления добровольцем в уланский полк. На вечерах "Палаты" можно было встретить Андрея Левинсона, еще одного "аполлоновца". До тех дней, когда он решился на побег из красного Петрограда, он вместе с Гумилевым руководил французским отделом в издательстве "Всемирная литература". На творчество Гумилева Левинсон обратил внимание раньше многих других, написав рецензию на "Романтические цветы", второй сборник тогда еще почти неизвестного читателю поэта. Когда после расстрела Гумилева эмигранты устроили в Париже митинг протеста против террора, Левинсон выступил с речью о гибели лучшего поэта своего поколения. "Солнце мира, - говорил он, - это поэзия. Он свято чтил престиж и достоинство писателя и с бесстрастной дерзостью выступил в его защиту". Участвовал в "Палате" Михаил Струве, познакомившийся с Гумилевым весной 1915 года в петроградском лазарете, куда заболевший Гумилев был из действующей армии направлен на излечение. В "Палате" участвовал и Георгий Евангулов, живший до эмиграции в Тифлисе, помнивший дом на Сергиевской улице в армянском районе Тифлиса Сололаки. В то время, когда юный Гумилев жил в этом доме, он впервые выступил со стихами в печати. Евангулов участвовал в тифлисском Цехе поэтов, созданном наподобие основанного в 1911 году Гумилевым первого Цеха - петербургского. С тех пор возникло немало поэтических "цехов" в разных городах и странах: бакинский, константинопольский, берлинский, парижский, таллинский, тартусский, шанхайский. Каждый из них основан был по примеру гумилевского. Посмертная слава оказалась несоизмеримой с прижизненной. Отсюда и все эти "цеха" от Таллина до Константинополя, от Парижа до Шанхая.
            Города, в которых он побывал, вызывали у поэтов ассоциации с его творчеством. Так у Георгия Шенгели Севастополь столь же тесно связан с морем, как и с именем Гумилева:

                           Когда приезжаю в седой Севастополь,
                           Седой от маслин, от ветров и камней,
                           Я плачу, завидя плавучий акрополь
                           На внутреннем рейде среди батарей.
                           Я знаю, что здесь по стопам Гумилева
                           Морскою походкой пойдет мой катрен, -
                           Но что же мне делать, коль снова и снова
                           Я слышу серебряный голос сирен?

          Ученик Шенгели, поэт Марк Тарловский, побывав через год после смерти Гумилева в Коктебеле, прежде всего хочет увидеть комнату с низким потолком, с видом на горы, с доносящимся шумом прилива, в которой в 1909 году были написаны "Капитаны". Трагичны последние строки этих "Воспоминаний в Коктебеле" Тарловского:
    
                           И свой народ его разъял,
                           Свой Бог попрал, как тунеядца!
                           Мы все расстреляны, друзья,
                           Но в этом трудно нам сознаться...

           О Царском селе, о гимназии, в которой учился Гумилев, вспоминает его младший однокашник Дм. Кленовский:

                          Есть зданья, неказистые на вид,
                          Украшенные теми, кто в них жили.
                          Так было с этим. Вот оно стоит
                          На перекрестке скудости и пыли.
                          ...Но если приотворишь двери в класс -
                         Ты юношу увидишь на уроке,
                         Что на полях Краевича, таясь,
                         О конквистадорах рифмует строки.

           (продолжение следует)   
Tags: Вадим Крейд, Гумилев, предисловие, продолжение-5
Subscribe

  • "Летучий ковёр" - 173.

    РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННЫЕ МОТИВЫ" СВОИМ ПУТЁМ Когда тобою решено Добиться благородной цели, То остаётся лишь одно: Осуществить мечту на деле.…

  • "Летучий ковёр" - 172.

    РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННЫЕ МОТИВЫ" ДИАЛОГ О СОВЕСТИ - Я недавно сделал открытие: Открыл я недавно словарь. Оказывается, "Совесть - Это…

  • "Летучий ковёр" - 171.

    Продолжаю перепечатывать (переиздавать) книгу Юлия Кима "Летучий ковёр". РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННЫЕ МОТИВЫ" МОСКОВСКИЕ КУХНИ…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments