ellen_solle (ellen_solle) wrote,
ellen_solle
ellen_solle

Categories:

Из книги "Образ Гумилева в советской и эмигрантской поэзии"

ГЕОРГИЙ ИВАНОВ

         БАСНЯ

В Испании два друга меж собой
Поспорили, кому владеть арбой.
До кулаков у них дошло, до драки,
Грызутся озверело, как собаки.
Приятелю приятель
Кричит: Мошенник ты, предатель
И негодяй и вор!

А всё им не закончить спор.
Во время этих перипетий
Юрк... И арбу увез испанец третий.
Теперь, как об арбе ни ной,
На ней катается другой.

От себя: обратите внимание на игру слов в последней строфе. Вот о чем идет речь:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%82-%D0%90%D1%80%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%B0,_%D0%9E%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B0_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B0

ГЕОРГИЙ ИВАНОВ

            БАЛЛАДА ОБ ИЗДАТЕЛЕ

На Надеждинской жил один
Издатель стихов,
Назывался он господин
Блох.
Всем хорош бы... Лишь одним он был
Плох.
Фронтисписы слишком полюбил
Блох.
Фронтиспис его и погубил.
Ох!

Труден издателя путь, и тяжел, и суров, и тернист,
А тут еще марка, ex libris, шмуцтитул и титул,
                                                             и титульный лист.
Книгу за книгою Блох отправляет в печать -
Издал с десяток и начал смертельно скучать.
Добужинский, Чехонин не радуют взора его,
На Митрохина смотрит, а сердце, как камень, мертво.

И шепнул ему дьявол однажды, когда он ложился в постель:
"Яков Ноевич, есть еще Врубель, Бердслей, Рафаэль".

Всю ночь Блох фронтисписы жег,
Всю ночь Блох exlibris-ы рвал,
Очень поздно лег,
С петухами встал.
Он записки пишет, звонит в телефон,
На обед приглашает поэтов он.
И когда собрались за поэтом поэт,
И когда принялись они за обед,
Поднял Блох руку одну,
Нож вонзил в бок Кузмину.
Дал Мандельштаму яду стакан,
Выпил тот и упал на диван.
Дорого продал жизнь Гумилев,
Умер, не пикнув, Жорж Иванов.
И когда покончил со всеми Блох,
Из груди его вырвался радостный вздох.
Он сказал: "Я исполнил задачу свою,
Отделенье издательства будет в раю -
Там Врубель, Ватто, Рафаэль, Леонардо, Бердслей,
Никто не посмеет соперничать с жизнью моей".

ДМИТРИЙ КОКОВЦОВ

                   *    *    * 
Сегодня особенно как-то умаслен твой кок
И когти особенно длинны, вонзаясь в меня...
В тени баобаба, призывною лаской маня,
Изысканный ждет носорог...
Вдали он подобен бесформенной груде тряпья,
И чресла ему украшают такие цветы,
Каких бы в порыве экстаза не выдумал я,
Увидев которые пала бы в обморок ты...
Я знаю веселые сказки про страсть обезьян,
Про двух англичанок, зажаренных хмурым вождем,
Но в платье твоем я сегодня заметил изъян,
Ты вымокла вся под холодным осенним дождем.
И как я тебе расскажу про дымящихся мисс,
Про то, как безумные негры плясали кэк-уок...
Ты плачешь... Послушай! Где цепко лианы сплелись,
Изысканный ждет носорог.
1909

ДМИТРИЙ КОКОВЦОВ

         *    *    *  
На ноге моей мозоли,
Их не срежу никогда.
Я пешком прошелся к Оле,
Но ходить не в силах боле
От щемящей жгучей боли и стыда.
На ноге прикосновенье
Чьих-то грубых, чуждых ног,
И, как нюх мой помнит тленье,
Так хранит их впечатленье
Мой сверкающий, изысканный сапог.
Есть у всех ножные боли,
Особливо же у тех,
Кто участвует в футболе -
У меня мои мозоли
Для мучительных и сладостных утех.
1909

АЛЕКСАНДР КОНДРАТЬЕВ

ПЕСНЬ ТОРЖЕСТВЕННАЯ НА ВОЗВРАЩЕНИЕ
НИКОЛАЯ СТЕПАНОВИЧА ГУМИЛЕВА
ИЗ ПУТЕШЕСТВИЯ В АБИССИНИЮ

Братья, исполните радостный танец!
Прибыл в наш круг из-за дальнего Понта
Славу затмить мексиканца Бальмонта
С грузом стихов Гумилев-африканец!

Трон золотой короля Менелика
Гордо отринув, привез он с собою
Пояс стыдливости, взятый им с бою
У эфиоплянки пылкой и дикой.

Славы Синдбадовой гордый наследник
Рас Мангашею пожалован в графы,
Он из страны, где пасутся жирафы,
Вывез почетный за храбрость передник.

С буйволом бился он, львов истребитель,
В битвах смирил непокорных адалей,
В поисках новых неведомых далей
Юным поэтам он лучший учитель.

Перед героем слоны трепетали,
Пряталась в чащу трусливо гиена,
И преклоняли покорно колена,
Ликом к земле припадали адали*.

Перьями страуса гордо украшен,
С гривою льва над челом благородным,
Пред крокодиловым зевом голодным,
Грозно отверстым, стоял он бесстрашен.

И возвратившись к супруге на лоно,
Ждавшей героя верней Пенелопы,
Он ей рога молодой антилопы
С нежной улыбкой поднес благосклонно.
---------------
* Адали - дикое африканское племя, причинившее много неприятностей нашему путешественнику-поэту. (Прим. А. Кондратьева.)





Tags: Александр Кондратьев, Георгий Иванов, Гумилев, Дмитрий Коковцов, память.
Subscribe

  • "Граждане ночи" - 602.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ (продолжение стихотворения "Что делать, родная, - метельный балет...") Иному - плевать на такой приговор. Ему до могилы…

  • "Граждане ночи" - 601.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ * * * Что делать, родная, - метельный балет не трогает мерзлой земли. Куда мне девать лотерейный билет, в котором сплошные нули?…

  • "Граждане ночи" - 600.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ (Продолжение стихотворения "Воротиться в родные пенаты...") * * * Что мне чудится? Хрип? Или ропот репродуктора возле виска?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments