ellen_solle (ellen_solle) wrote,
ellen_solle
ellen_solle

Из книги "Образ Гумилева в советской и эмигрантской поэзии"

ЛИДИЯ ХАИНДРОВА

              В СУМЕРКАХ

Комнату наполнили потемки,
Обняли, как ласковая мать.
Гумилева офицером тонким
В этот вечер буду вспоминать.

Черными глазами заглянула
Ночь в окно открытое мое -
Девушка из горного аула
Взглядом темным так без слов поет.

"Осень хмурит золотые брови..."
Буду завтра скорбно говорить.
Шелест увяданья слух уловит, -
В вечности колеблющийся ритм.

А сегодня смутные потемки
Приютили мысли, словно мать.
Гумилева вижу профиль тонкий,
"Черный жемчуг" буду вспоминать.

ЗИНАИДА ШАХОВСКАЯ

            *    *    * 
Просыпаемся. Плачет звезда
Об ушедших далеко, когда-то.
И проходят за годом года
И солдаты идут за солдатом.

Это воинство мертвых солдат,
Гумилевскому подвигу верных
И идущих до райских врат
Своим шагом глухим, равномерным.

На полях, на полях, на полях
Подымается облако пыли,
Высоко шелестят тополя
Имена, о которых забыли.

Не случайно я с детства верна
Гумилевскому подвигу битвы -
У парижского стоя окна,
Я шепчу о солдатах молитвы,

Как о братьях всех стран и времен.
И поет моя память живая,
Изгоняя в бессонницу сон
И в солдата меня превращая.

ЛЮДМИЛА ЭНГЕЛЬГАРДТ

         ОДИНОКИЙ, КАК ВЕЧНОСТЬ
                                  
                                               Памяти поэта
                                               Николая Гумилева
Закрываю глаза, будто слепну...
Острота. Холодок серебристый.
Я внимаю таинственной лепке
В колдовской мастерской акмеиста.

Расписными колоннами строчек -
Арабесками, витражами -
Весь он разный и древний, как зодчий
Мавритано-персидских керамик.

Звонко выточен, тонко изваян,
Как арабская вязь, неразгадан,
Как гремящая медь, беспечален
И безмолвно-печален, как ладан.

Обаянье цветных декораций
И героика шумных там-тамов...
Может быть. Но созвучья ложатся
Светотенью к подножию храмов.

Овладевший и адом и раем,
Как безумец, недосягаем,
Лаской женскою или притворством,
Как копьем он сражен был острым...

Хлещет сизый камыш о пирогу.
Безысходность. Ужас. Расплата.
Рогом огненным Единорога
Побежден небесный экватор,

Где поэт, одинокий, как Вечность,
С беспощадным огненным дыхом,
С головой и лицом человечьим
Взмыл во мрак неприкаянным грифом.
Tags: Гумилев, Зинаида Шаховская, Лидия Хаиндрова, Людмила Энгельгардт, память
Subscribe

  • "Граждане ночи" - 602.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ (продолжение стихотворения "Что делать, родная, - метельный балет...") Иному - плевать на такой приговор. Ему до могилы…

  • "Граждане ночи" - 601.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ * * * Что делать, родная, - метельный балет не трогает мерзлой земли. Куда мне девать лотерейный билет, в котором сплошные нули?…

  • "Граждане ночи" - 600.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ (Продолжение стихотворения "Воротиться в родные пенаты...") * * * Что мне чудится? Хрип? Или ропот репродуктора возле виска?…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments