ellen_solle (ellen_solle) wrote,
ellen_solle
ellen_solle

Из книги "Образ Гумилева в советской и эмигрантской поэзии"

МАРК ТАРЛОВСКИЙ

            ВОСПОМИНАНИЯ В КОКТЕБЕЛЕ

Под этим низким потолком
С тюремным вырезом для света,
Здесь жил поэт. И самый дом
Уже тогда был Дом поэта.

Что было видно из окна,
Высокого и чуть косого? -
Безоблачная глубина,
Да горы, да соседки - совы...

Он слушал моря мерный вал,
А, может быть, не слушал даже,
И капитанов воспевал,
Душой с отважными бродяжа.

Свой лучший отдых от стихов,
От музы, иногда докучной,
Он видел в битвах пауков,
Плененных им собственноручно.

Он их, наверно, уважал,
Сидельцев спичечных коробок, -
Он сам от битвы не бежал
И в этой битве не был робок.

Когда безумные полки
Георгиевских кавалеров
Запрыгали, как пауки,
В тазу неслыханных размеров,

Когда нездешней розни власть,
Дразня дерущихся тростинкой,
В нем воскресали злую страсть
Тарантульского поединка.

И свой его народ разъял,
Свой Бог попрал, как тунеядца!
Мы все расстреляны, друзья,
Но в этом трудно нам сознаться...
Коктебель, 29. 07. 1922

ЮРИЙ ТЕРАПИАНО

         *    *    * 
Женщине, которой Гумилев
О грифонах пел и облаках,
Строю мир я выше облаков
В сердце восхищающих садах.

Говорю ей: "Есть для нас страна -
Душу вынем и туда уйдем:
Выше страха, выше смерти, выше сна
Наш прекрасный, наш небесный дом.

Помнишь, в древности мы были там.
Словно в воду звездные лучи,
Нисходили к смертным дочерям
Ангелы бессмертные в ночи.

Вспомни - в древности и ты была
Ярче звезд для Ангела Луны,
И теперь еще добра и зла
Над тобой два света сплетены".

Но она грустна и смущена -
"Разве можно верить - просто так?"
Медленным движеньем у окна
Крылья-тени вскинула во мрак.

Слушает - и не находит слов,
Смотрит, но в глазах печаль и страх,
Женщина, которой Гумилев
О грифонах пел и облаках.

ЮРИЙ ТРУБЕЦКОЙ

       ПЕСНЬ ВАРЯГОВ
                                      Памяти Н. Гумилева
Встало багряное зарево,
И завывают рога.
Время железом ударило,
Тени легли на снега.

Небо родной Скандинавии,
Речь водопадов седых...
Все, что когда-то мы славили,
Стало добычей чужих.

Враг подступает безжалостный,
Близок неправедный суд.
В лодке под огненным парусом
Скальды навстречу плывут.

Были и будем мы твердыми,
Пусть мы в изгнанье умрем, -
Помним туманы над фьордами,
Бедный отеческий дом.

Там над седыми утесами
Дымных костров огоньки.
Девы с медовыми косами,
Вейте героям венки.

Если веления Одина
К нам донеслись с высоты,
Если изранена родина,
Бейте мечами в щиты.

Синее небо бездонное,
Скалы в блестящем снегу.
Взвейся, стрела оперенная,
В горло вонзайся врагу.
1941

НИКОЛАЙ ТУРОВЕРОВ

        *    *    * 
Учился у Гумилева
На все смотреть свысока,
Не бояться честного слова
И не знать, что такое тоска,
Но жизнь оказалась сильнее,
Но жизнь оказалась нежней,
Чем глупые эти затеи,
Чем все разговоры о ней.
Tags: Гумилев, М. Тарловский, Н. Туроверов, Ю. Терапиано, Ю. Трубецкой, память
Subscribe

  • "Снежная суббота" - 17.

    * * * И если вы в фигурке Дон Кихота Отыщете загадочное что-то, То ватный хвост потрепанной лошадки Немедленно отвергнет все догадки. Стоят - не то…

  • "Снежная суббота" - 16

    * * * Какие петли делает сюжет! Его знобит, и крутит, и заносит. И автор обессиленный не просит Помочь ему и дать ему совет. Он изжевал конец…

  • "Снежная суббота" - 15.

    * * * 1. То оседая, то взлетая, Клубился белый пух за мной. Люблю грозу в начале мая И одуванчики зимой. В платок закутав нос и щеки, Мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments