ellen_solle (ellen_solle) wrote,
ellen_solle
ellen_solle

This journal has been placed in memorial status. New entries cannot be posted to it.

Categories:

Из книги "Образ Гумилева в советской и эмигрантской поэзии"

АРСЕНИЙ НЕСМЕЛОВ

           ГУМИЛЕВ
                               И как сладко рядить Победу,
                               Словно девушку, в жемчуга,
                               Проходя по дымному следу
                               Отступающего врага!

Прекрасен строгий облик Гумилева!..
Он в те года сияюще возник,
Когда какой-то иссякал родник
И дряблым, бледным становилось слово.
И голосом трубы, военной и суровой,
Его призыв воспрянул в этот миг,
И к небесам подъятый, тонкий лик
Овеян был блистаньем силы новой.

О, этот очерк крепко сжатых губ!..
А в эти дни, не веря нашей яви,
Блок забывал о доблести и славе
И к чертовщине влекся Сологуб.
Был страшен мир, где безмогильный труп
Вставал и шел своей тропою навьей,
А небеса уже закат кровавил,
Вздымая ночь с уступа на уступ.

Мы провалились в грозную войну,
Как в вырытую кем-то яму волчью,
Мы стали жить испуганно и молча,
В молчание повергнув всю страну,
И, задыхаясь, ринулись ко дну...
Лишь красный факел озарил окрестность,
Как нетопырь, порхала неизвестность,
Будившая набатом тишину.

Один лишь голос серебром звенел,
И не был он никем перекликаем,
Все мы его и в наши дни узнаем,
Зане не заглушил его расстрел.
Да, как бы резко залп ни прогремел,
Каким бы ни был он зловещим лаем, -
Мы все-таки еще ему внимаем,
Пусть сонм годин над нами прошумел!

Прекрасен грозный облик Гумилева!
Как Лермонтов, он тоже офицер.
А вы теперь наказаны сурово,
Вы, сеятели басен и химер!
...Грохочут танки. Вихорь битвы - сер,
И вспыхивает в нем огонь багровый...
Но где оно, водительское слово,
Победно поднимающее всех?

И где они, где те певцы иные,
Что заменили спящего мертво?
Золотое сердце России
Мерно билось в груди его.

ИРИНА ОДОЕВЦЕВА

          *    *    *
Мы прочли о смерти его,
Плакали громко другие.
Не сказала я ничего,
И глаза мои были сухие.

А ночью пришел он во сне
Из гроба и мира иного ко мне,
В черном старом своем пиджаке,
С белой книгой в тонкой руке.

И сказал мне: "Плакать не надо,
Хорошо, что не плакали вы.
В синем раю такая прохлада,
И воздух тихий такой,
И деревья шумят надо мной,
Как деревья Летнего сада".
1921
Tags: Арсений Несмелов, Гумилев, Ирина Одоевцева, память
Subscribe

  • "Граждане ночи" - 602.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ (продолжение стихотворения "Что делать, родная, - метельный балет...") Иному - плевать на такой приговор. Ему до могилы…

  • "Граждане ночи" - 601.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ * * * Что делать, родная, - метельный балет не трогает мерзлой земли. Куда мне девать лотерейный билет, в котором сплошные нули?…

  • "Граждане ночи" - 600.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ (Продолжение стихотворения "Воротиться в родные пенаты...") * * * Что мне чудится? Хрип? Или ропот репродуктора возле виска?…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • "Граждане ночи" - 602.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ (продолжение стихотворения "Что делать, родная, - метельный балет...") Иному - плевать на такой приговор. Ему до могилы…

  • "Граждане ночи" - 601.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ * * * Что делать, родная, - метельный балет не трогает мерзлой земли. Куда мне девать лотерейный билет, в котором сплошные нули?…

  • "Граждане ночи" - 600.

    БАХЫТ КЕНЖЕЕВ (Продолжение стихотворения "Воротиться в родные пенаты...") * * * Что мне чудится? Хрип? Или ропот репродуктора возле виска?…