February 28th, 2020

котенок

"Летучий ковёр" - 171.

Продолжаю перепечатывать (переиздавать) книгу Юлия Кима "Летучий ковёр".

РАЗДЕЛ "СОВРЕМЕННЫЕ МОТИВЫ"

      МОСКОВСКИЕ КУХНИ

Чайхана, пирожковая-блинная,
Кабинет и азартный притон,
И приёмная зала гостиная,
По-старинному значит - салон,
И кабак для заезжего ухаря,
И бездомному барду ночлег-
Одним словом, московская кухня:
Десять метров на сто человек!

Стаканчики гранёные,
Стеклянный разнобой,
Бутылочки зелёные,
С той самой, с ей, родной,-
Ой, сколько вас раскушано
Под кильку и бычка
И в грязный угол сгружено
На многие века!

Стаканчики гранёные,
А то и с коньячком!
Ой, шуточки солёные
Об чём-нибудь таком!
А трубочно-цыгарочная
Аспидная мгла!
А "Семь сорок" да "Цыганочка"-
Эх, ну-ка, хором и до дна!
- Эх, раз, ещё раз!
Лехаим, бояре!

Да, бывало, пи вали и гуливали,
Но не только стаканчиков для
Забегали, сидели, покуривали,
Вечерок до рассвету продля.
Чай, стихов при огарке моргающем
Перечитано-слушано всласть.
Чай, гитара Высоцкого с Галичем
Тоже здесь, а не где, завелась.

Чай да сахар да пища духовная...
Но ещё с незапамятных пор
Найпервейшее дело кухонное -
Это русский ночной разговор,
Где всё время по нитке таинственной,
От какого угла ни начни,
Всё съезжается к теме единственной,
Словно к свечке, горящей в ночи :

Россия, матерь чудная,
Куда? Откуда? Как?
Томленье непробудное,
Рывки из мрака в мрак?
Труднее и извилистей
Найдутся ли пути?
Найдутся ли пути?
Да как же столько вынести,
Чтоб сызнова нести?

О чёрные маруси!
О Потьма и Дальстрой!
О Господи Исусе!
О Александр Второй!
Который век бессонная
Кухонная стряпня...
И я там был,
Мёд-пиво пил,
И корм пошёл в коня.