January 27th, 2020

котенок

"Летучий ковёр" - 147.

РАЗДЕЛ "КАЛЕЙДОСКОП"

       ХОР ВРАЧЕЙ

Гиппократы! Эскулапы!
Нахлобучьте ваши шляпы!
Расчешите парики,
Будто вы не дураки.
И тотчас же клиентура
К вам потянется понуро
И с подарком, и с деньгой,
Как коровы на убой.
Объясните вы больному,
Богачу и скопидому,
Что, пожалуй, к февралю
Он окажется в раю,
Что в кишках его зараза,
Что в ушах его проказа,
Что понятно и на слух:
В нём дурной скопился дух.
А когда бедняжка сдастся,
Что попало суй в мерзавца:
В рот пилюли, в зад клистир,
Лишь бы дух не испустил.
Он заплатит и не вякнет,
А когда сума иссякнет,
То скажи: "Спаси вас Бог,
А я сделал всё, что мог".
котенок

Годовщина снятия блокады Ленинграда.

Сегодня - годовщина снятия блокады Ленинграда.
Эти свои стихотворения я уже публиковала в Живом журнале. Но сегодня выложу их снова.

Мои стихотворения из "Снежной субботы":

                     * * *
...Так смотрим на себя со стороны,
Как будто сами продлеваем взгляды,
Которые на нас устремлены
Из дистрофичных сумерек блокады.
Чем им ответить? Кто из нас - сумел?
И снова возникают на рассвете
Чернеющий Исаакий, артобстрел,
Над полыньей склонившиеся дети.
Как холодна вода из полыньи!
И мы не смеем лгать и притворяться.
Товарищи надежные мои,
Печальные седые ленинградцы,
Давайте сцепим руки над столом,
И помолчим, и убедимся снова,
Что ищем, что когда-нибудь найдем
Достойное невыспренное слово.

               * * *
Оставлю в скверике скамью,
Сверну на площадь наудачу,
Под теплым снегом постою,
От тихой радости заплачу.
А на Неве, на грязном льду,
Вороны серые скучают,
Они хандру обозначают,
Я поскорей от них уйду.
А снег разлегся на кустах,
Кусты пушисты и красивы.
Но почему в моих ушах
Гремят тяжелые разрывы?
Как пуст зимою Летний сад,
Как мерзнут руки в рукавицах!
Война. Блокада. Ленинград.
Две "шпалы" в папиных петлицах.

               * * *
Он не оставил этот город,
Он с ним делил и тьму, и голод,
И смерть. И не искал наград.
И не покинул Ленинград.
Как странно - внучка ленинградца,
Погибшего зимой в блокаду,
Я приезжаю любоваться
На купола и на ограду,
И на мерцание воды,
И на прошедшего следы.
...Он шел, под ветром наклонясь,
За ним по льду гремели санки,
Он жил по аркой у Фонтанки,
А я еще не родилась.
Но намечалась эта связь:
Худой старик в пальто из драпа,
На ленинградском фронте папа
И я. (Еще не родилась.)
Так вот откуда у москвички
Такие странные привычки:
Чуть что - и бросила дела,
И снова "Красная стрела".
И память на меня всю ночь
Глаза бессонные таращит.
Мой дед - он санки еле тащит,
И я должна ему помочь.