September 30th, 2017

котенок

"Граждане ночи" - 172.

АЛЕКСАНДР РАДКОВСКИЙ
Продолжение.

В. М. Айзенштадту

Может, тем-то и жива еще земля,
Что есть где-то переулок Короля.

Там сидит на ветхой веточке своей
Очень старый и озябший воробей.

"Чик-чирик, - с утра до ночи, - чик-чирик!"
Над страною растерявших совесть крик.

"Чик-чирик... Приди на помощь, добрый Бог!
Чик-чирик... От глаз холодных я продрог.

Чик-чирик... Живу на свете кое-как.
Чик-чирик... Жалейте кошек и собак.

Чик-чирик... Куда торопишься, куда?
Подними птенцов, упавших из гнезда".

Но не слышат. Разбежались по делам-

Кто в бордель, кто в живодерню, кто в бедлам.
Смотрят в небо иудейские глаза.
Пала наземь и прожгла ее слеза.

"Чик-чирик... Горька мякина наших дней".
"Чик-чирик, ветхозаветный воробей!".

* * *
Еще ни звука нет вокруг...
И дерева еще незрячи...
И от растаявших снегов идет молочное тепло...
Пока в беспамятстве простор,
давай желать земле удачи.
Давай условимся считать,
что нам немного повезло.

Пока в твоей руке - рука,
пока свистками электрички
не искромсали горизонт, не посрезали птиц с ветвей,
давай под небом постоим
и от одной прикурим спички...
Давай излечимся на миг
от жгучей памяти своей.

Пока недвижны облака,
пока очнуться не успели
задворки, улицы, мосты, афиши, скверы, снегопад,
давай заметим хоть на миг,
что мы в языческом апреле,
что у трепещущей звезды
наивный, беззащитный взгляд.

Давай поверим хоть на миг,
что воздух не запахнет серой,
что мы умеем различать, что есть добро и что есть зло...
Давай под небом постоим...
Давай поверим детской верой.
Пока безмолвствует простор,
пока не слишком рассвело...

Продолжение следует.