November 22nd, 2014

котенок

Игорь Инов. "По кромке августа" - 14.

КИСЛОВОДСК, 1942-1943
Памяти моей мамы, А. Ф. Соловьевой

Ночами
зловещею азбукой Морзе
чиркают по стенам проходной комнатушки
фары гестаповских грузовиков.
Рядом - попойка немецкого офицерья.
Ты меня укрываешь тщедушным крылом,
прячешь раненого красноармейца,
а сама, вместе со мной, - в обреченности списков,
из которых нас вычеркнет Сталинград.
От вербовки спасаешься язвами на руках,
что играли когда-то Шопена, -
благодетельны серная кислота и чеснок!..

В сорок третьем
избавленье вступило
смертельно усталым солдатом на пыльной арбе.
Наши тощие руки
суеверно притрагивались к талисману шинели,
последнюю корку протягивали.
А потом - лезвие мерзлой дороги
среди исковерканного металла.
Шоркал Казбек по щекам,
обжигал наждаком леденящего вихря.
Перевал сквозь пургу проступал...
Пе-ре-вал!

ПЕРЕВАЛ

Мусор железный разбросан, -
только что схлынул потоп.
Кто бы подумал, что проза
станет стихами потом!..

Грей, путевая печурка!
Выдержи, снежный карниз!
Визг тормозов, и - о чудо!-
мы уже катимся вниз.

Все-таки явлена милость!
Как ты, война, ни шалей -
с каждым витком становилось
солнечней, шире, теплей.

Криво - в объятья долины!
Прямо - в прозрачность весны!
Падаем длинно, картинно,
как бы заране хмельны.

Что за диковина! Рядом
дышит и чмокает плов!
Смутно в харчевне от чада,
людно зато и тепло!

Кислой водицей в духане
память барашка почти!
Дух от жаровен - дыханье
жизни, забытой почти...