November 17th, 2014

котенок

Игорь Инов. "По кромке августа" - 9.

СЫНУ
1
Мы лучше всего
понимали друг друга,
когда тебе было пять.
Когда ты в траву уходил
почти что по маковку
и столько же задавал вопросов,
сколько росло былинок вокруг:
"Где солнце ночует?"
и "Что говорит ворона?".
Изо дня в день
просыпался от удивления:
лодка только-только
отчалила,
и берега, проплывавшие мимо,
были так непохожи на те, до рождения...
То немногое, что мне было о них известно,
я тебе рассказал,
хотя по природе несловоохотлив.
Научил обращаться с веслом, -
я когда-то участвовал в шлюпочных гонках!
О порогах упомянул...
А теперь ты уже не спрашиваешь,
где солнце ночует
и что говорит ворона...
Пробуждаешься не от удивленья -
оттого, что трещит будильник.
Ты уже сам гребешь.
Я же взглядом тебя провожаю
и вместе с берегом
уплываю назад, в дорожденье...

2
С моим портретом
у твоего такое сходство,
как между мотыльком-корветом
и сильным пароходом.
Надеюсь, что еще не скоро
сломает ветер наши мачты.
Ты отплываешь, мой осколок,
мой капитан, мой светлый мальчик...

* * *
Суррогатный кофе, да сыр зеленый,
да с железной кроватью угол...
Завалящий приемник в бессонье досуга
мчит по миру меня и друга.
В восемнадцать, когда еще помнят
о карусели, пони, -
Пегас не стреножен, не засупонен,
холст не грунтован, лист не заполнен
теми словами, что вызревают
в полдень...

* * *
Ну что поделать мне с тобой,
такой обидчивой и скрытной,
готовой даже выдох скрипки
принять за барабанный бой?!
Коря за это и за то,
за мнимую привычку "якать",
хватаешь сгоряча пальто
и - через три ступеньки - в слякоть!
Чтоб возвратиться
и опять
ослышаться и обознаться,
молчком в оплошности признаться
и вслух ослышки не признать...