October 28th, 2014

котенок

"В часе пути..." - 8.

* * *
Шапито!
Шапито!
Слово-змей, но не злое,
улыбчивое, как манеж.
Шапито!
Шапито!
Отдраенный драным подолом пятак,
на котором истерлась
эмблема детства:
море, пугач и шхуна.
Шапито!
Шапито!
Базарная площадь, пропахшая рыбой,
залузганная шелухой.
Шапито!
Шапито!
Развеселый чертополох,
что расцвел
на осколках минувшей войны
в получасе ходьбы
от музейного дота.
Шапито!
Шапито!
Два часа на дорогах бродячего комедианства,
клоунады бессмертной
и мужества,
ставшего хлебом.
1970

РЕПЕТИЦИЯ АКРОБАТА

Весь - высь, весь - предвкушенье чуда,
легко ступаешь на батут,
чтоб, оттолкнувшись, взмыть оттуда
в пружинящую высоту...
Какое выкрутил ты сальто!
Как ты восторженно летал!
Но зал, где ты дерзал, но зал-то
зияет. И не грянет залпом
рассудочная пустота...
Тревожный ветерок: "Смотрите!.." -
не пронесется по рядам.
Ты сам себе полет и зритель.
Ты сел, ты крылья майкой вытер
и проглотил: "Вот это да!.."
А вечером, когда лучится
и рукоплещет шапито,
опять взвиваешься жар-птицей,
но ты не можешь ошибиться
и говоришь: "Не то, не то..."
1971

* * *
Куда ее в безумье занесло?!
В какую залетела высь она!..
Ходить по проволоке - ремесло
из тех, что на роду написаны.
Десятилетних блестками слепя,
перемещаешься над бездной мира,
и призрачная помощь балансира
не вводит в заблуждение тебя.
1070

СКРЯБИН ЗА ЭТЮДАМИ НА ДАЧЕ

Зыбкий дождь
пришел, как обморок,
и сознанье заволок...
Накренил ковчег рояля,
скособочил потолок.
Тихо запахи откапывал
и шептался в лопухах.
Как двойник его с бородкою,
разгорался, затухал.
А когда все снова выпрямил
и ушел в поля, босой, -
пахли ноты небом вымытым
и покинутой землей...