котенок

Анна Наль. "Имя" - 95.

Продолжаю перепечатывать (переиздавать) книгу стихотворений Анны Наль "Имя".

Раздел "ПОЛЕТ ПАДЕНЬЯ".

СОН В ОПАЛИХЕ

И оборвется сон,
как жизнь, еще внезапней.
В стакане стыл лимон,
утрачивая запах,
скользил паук к стволу
по сотам паутины,
и мальчик по столу
бил хворостиной.
Сырая, как батон,
вползала гусеница
в пылающий бутон.
Вот почему мучниста
пыльца и слеп огонь,
влекущий от рожденья
полуночных тихонь
на праздник погребенья.
Они еще парят
на темной половине,
спокойно дышит сад,
за лампою невидим.
И ты, кого я жду,
обманываясь зреньем,
останешься в саду,
настигнут пробужденьем.
котенок

Анна Наль. "Имя" - 94.

Раздел "ПОЛЕТ ПАДЕНЬЯ".

                  * * *
Полет паденья так же страшен
и опьяняюще высок,
как взлет под небо к шпилям башен
по шатким лесенкам лесов.
Взмахни руками, закачайся
у равновесья на краю,
и окрыляющим отчаяньем
охватит голову твою.
Во снах мы падаем все реже -
все реже пробуем подъем,
а просыпаемся с надеждой
взмахнуть слабеющим крылом.
Полет паденья! - Дай продлиться
твоей мгновенной высоте!
И только отсветы на лицах,
неразличимых в темноте.
котенок

Анна Наль. "Имя" - 93.

Раздел "ОСЕНЬ В ВИЗДЕМЕ".

        ЧУЖОЙ ЯЗЫК

Чужой язык каким-то чудом
терял значение свое.
Исчезла речь. Взамен ее
освобождался из-под спуда
первоначальный дух летучий
отдельных звуков и созвучий.
Границы слов, утратив смысл,
уже на слух не различались,
и только изредка журчали,
как листья в наледях зимы,
стеклянным звоном отвечая
на перекрестное звучанье.
И разговоры в переулках,
где снег соседствовал с дождем,
напоминали сгустки гула
в певучем странствии своем.
И нам людской казался говор
простой причудою земли,
как тишина и птичий гомон,
и ветер, бьющийся о лист...
Кто знал - природой назначалось
или в душе брало начало
существованье голосов
в миру, озвученном без слов?

На этом стихотворении заканчивается раздел "Осень в Видземе".
котенок

Что делать?

Я по-прежнему не могу войти в свою электронную почту. Похоже, она у меня не работает. Почему такое вдруг произошло, не знаю, не понимаю. Не получаю уведомления, ничего не получаю...(((
Что делать?..
котенок

Анна Наль. "Имя" - 92.

Наконец-то я могу продолжить перепечатывать (переиздавать) книгу Анны Наль "Имя"! Вчера электрики устранили все неполадки с электричеством в моей квартире! У меня стало светло!
Правда, у меня остались неполадки с электронной почтой. Не могу в нее войти, уже несколько дней не могу...

Раздел "ОСЕНЬ В ВИЗДЕМЕ".

      ПРИСУТСТВИЕ ГАРМОНИИ

Присутствие гармонии не в общем,
а в расчлененном мире этих гор
открыло стекленеющие рощи
и каждой предоставило простор
отдельно от соседнего ущелья
и все холмы связующей реки,
и даже, основанью вопреки,
от облаков летучего смещенья.
Но каждое сплетение ветвей
и каждая отдельная травинка
казались только светлой половинкой
своих еще не видимых теней.
Так сочетались отсветы коры
с осенней разноцветною землею
и влажное зияние норы
кротиной - с корневою кутерьмою,
такой струился в шелестах разлад,
что роща вся настроилась на лад
неповторимой слаженности строя.
Когда же подчиненные покою
и легкому единству красоты,
мы пробовали склон ее тропою,-
рождалось ощущенье высоты.
Той самой, что одна во всей долине
соединяла дальние холмы
и белый мост, врезающийся в мыс,
и облаков непролитые ливни.
котенок

Анна Наль. "Имя" - 91.

Раздел "ОСЕНЬ В ВИЗДЕМЕ".

                    * * *

Было что-то вконец утомляющим
в той осенней земной красоте.
Третий день под дождем пролетающим
снег дремал на прибрежной косе.
Обезлистели горы стеклянные,
стали тоньше и выше стволы,
над лесами мерцающим глянцем
прочернели окружности крыл.
Словно в чаще, стояло пространство.
И, казалось, немолкнувший шум
затоплял молчаливые травы,
чтобы мучать блуждающий ум.
И журчали подземные воды,
зацепляясь за сотни корней,
сквозь песчаники верхней породы
пробивался на флейте ручей.
В этот хор ветер рушился с лету
и в насмешку царил на басах,
если снизу долинные ветлы
шли на струнных своих голосах.
Гул сливался с величьем покоя,
с неподвижностью гор и реки,
но гармония чудного строя
тяжелила глаза и виски.
И ничто нас уже не спасало,
не давало отсрочки на год,
когда небо лицом на Валгаллу
выходило в осенний полет.
котенок

С Новым годом!

Хочу поблагодарить всех, кто поздравил меня с Новым годом и с Днем рождения!
Спасибо вам, мои дорогие друзья! Вы помогли мне преодолеть одиночество! С вами я не одинока!
Поздравляю всех вас с наступившим Новым годом!
котенок

Анна Наль. "Имя" - 90.

Раздел "ОСЕНЬ В ВИЗДЕМЕ".

          ГАУЯ

Сто ступеней - вязь корней.
Сто ступеней - и ручей.
Поворот, мосток, овраги,
то березы, то коряги.
Так спускались мы к реке
с мокрым снегом на песке.
Берег розовый тускнел
и травой сменялись глины.
Облака копили ливни,
тучи прочили снега...
Смеркался день и склон погас.
Пролет моста висел, как желоб,
соединяя две горы.
С вершин стекал лимонно-желтый
закат, и влажные пары
дыханье делали тяжелым.
Казалось, ветра скрип и шум,
водовороты трех излучин
и подвесной дороги лучик
рождали некую летучесть,
в которой был бессилен ум.
Как будто все вокруг светлело,
и были сумерки чисты,
и дух выпархивал из тела
на паре крылышек простых.
И мы прошли пятьсот ступеней
наверх, ручей, ущелье, вяз...
Когда совсем уже стемнело,-
душа опять вернулась в нас.
котенок

Анна Наль. "Имя" - 89.

Раздел "ОСЕНЬ В ВИЗДЕМЕ".

       ТУРАЙДСКАЯ ДОЛИНА

Не столько замки сами по себе
хотя и величавые, и древние,
рождали ощущение, что дерево
и эти камни вечны на земле.
А что-то неприметное, иное
соседствовало с вечностью. И дождь
скрывал от нас всеведенье простое,
и спугивала лиственная дрожь,
покинувшая небо ради склонов
и красных глин, скользящих по корням.
И веток обнажение сквозное
долину открывало облакам.
Быть может, не развалины укрытий
ливонских рыцарей, епископских страстей,
готическую сбрасывая тень,
так оттеняли временность событий,-
а беспрерывный, ночью или днем,
журчащий шум подземно слитых капель,
прорвавших каменеющие скаты
прозрачно желтым тоненьким песком.
И ветер, и вершинная ольха
рождали очертания пространства.
И быстрые, как реки, облака
предвосхищали тягу к постоянству.