"Граждане ночи" - 80.
котенок
ellen_solle
АЛЕКСАНДР ЛАВРИН (продолжение)

ОДА ЦЕНЗОРУ

По всей России ветра, ветра-
То снегом рухнут, а то стихами,
И ловит цензор багром пера
Цезуру света меж облаками.

А ты, неверный мой карандаш,
Поведай, грифель о гриф ломая,
Как с хрустом русский летит пейзаж
Из-под покатых копыт Мамая.

Скажи о том, что в полынной мгле
Мы, как кутята, с рожденья голы,
И если жили мы на земле,-
Мы все татары, ты все монголы!

Мы все раскосы, как лунный серп,-
Пожнет он звезды, а мы пшеницей
Обвяжем горб, извиняюсь, герб
И будем вечно в себе двоиться!

Не отличить от людей - людей,
Ну, разве Понтия от Пилата...
Да вот вам цензор: не иудей,
Но обрезанье блюдет он свято.

Не мы в цензуре - цензура в нас:
Из армянина соткет эстонца.
Ну, а раскосость - цензура глаз,
Когда уж слишком сияет солнце.

ЗИМНИЕ ЛЮБОВНИКИ

В жаркопышущих подушках, в раскуроченных часах,
На скрипучих раскладушках полыхает милый прах.

И любовник, не похожий на Отелло, встал в углу,
Прикоснувшись потной кожей к ледовитому стеклу.

Он с тоскою благородной смотрит, как и здесь, и там
Белый веер небосводный хлещет город по щекам.

Размывает ночь на части узкоокое окно-
Все в его ужасной власти, все ему подчинено!

Там - зима, а здесь - засада, красен Азии новруз,
Как тюльпан, как жерло ада, как расколотый арбуз!

Но когда сойдутся слепо оба мира - тот и тот,
Нож войдет во чрево хлеба, свет глазами прорастет.

(Продолжение следует)

День Победы.
котенок
ellen_solle
День Победы для меня еще и День памяти моего папы.
Он родился и вырос в Ленинграде, окончил Ленинградскую Военно-транспортную академию. Из Ленинграда ушел на фронт. Во время Ленинградской блокады погибла вся его семья...
У папы и ранения были, и контузии. Но с войны он все-таки вернулся. А иначе меня бы на свете не было...

* * *
Он не оставил этот город.
Он с ним делил и тьму, и голод,
И смерть. И не искал наград.
И не покинул Ленинград.
Как странно - внучка ленинградца,
Погибшего зимой в блокаду,
Я приезжаю любоваться
На купола, и на ограду,
И на мерцание воды,
И на прошедшего следы.
...Он шел, под ветром наклонясь,
За ним по льду гремели санки,
Он жил под аркой у Фонтанки,
А я еще не родилась.
Но намечалась эта связь:
Худой старик в пальто из драпа,
На Ленинградском фронте папа
И я. (Еще не родилась.)
Так вот откуда у москвички
Такие странные привычки:
Чуть что - и бросила дела,
И снова "Красная стрела".
И память на меня всю ночь
Глаза бессонные таращит.
Мой дед - санки еле тащит,
И я должна ему помочь.

* * *
Оставлю в скверике скамью,
Сверну на площадь наудачу,
Под теплым снегом постою,
От тихой радости заплачу.
А на Неве, на грязном льду,
Вороны серые скучают.
Они хандру обозначают,
Я поскорей от них уйду.
А снег разлегся на кустах,
Кусты пушисты и красивы.
Но почему в моих ушах
Гремят тяжелые разрывы?
Как пуст зимою Летний сад,
Как мерзнут руки в рукавицах!
Война. Блокада. Ленинград.
Две "шпалы" в папиных петлицах.

"Граждане ночи" - 79.
котенок
ellen_solle
АЛЕКСАНДР ЛАВРИН (продолжение)

* * *
Что на русского молодца гневиться,
Проклинать клинописно любовь!
Это, может, заморская девица
Портит пыткой ученую кровь,

А у нас к Рождеству Богородицы
Пропивают сапожную тьму,
Выпекают блины и, как водится,
Провожают чужих по уму.

Ох, чужие, нерусские, важные-
Зенки в небо, а руки в карман-
Журавли да синицы бумажные,
Вороной да черненый туман.

Там, у них, и ковриги медовые,
И снега - что твое серебро,
А у нас лишь расстриги бедовые,
Пепел в ухо да дятел в ребро!

Но зато за дорогой за дальнею
Дом казенный, кирпичный ларец,
Где кукуют с надеждой опальною
Чижик-пыжик, да грач, да скворец.

* * *
Поэт умирает некстати,
Нагой, как опившийся Ной...
Ни Господа нет у кровати,
Ни дьявола нет за спиной.

Он бредит, как в детстве, и кто бы
Случайно ни был при конце,-
Уже не увидит ни злобы,
Ни счастья на желтом лице.

Поэт! Ты считался богатым,
Но, словно разбойник на храм,
Все отдал ты рифмам проклятым,
Хромым и горбатым стихам.

Какую броню ни напялишь-
Ты выжат строкой, как лимон.
Нас мало. Нас, может быть, я лишь.
Да Коркия. Да Салимон.

(Продолжение следует)

"Граждане ночи" - 78.
котенок
ellen_solle
АЛЕКСАНДР ЛАВРИН

* * *
Когда б и я, как те,
иные, в самом деле
уехал за кордон,
а не читал в постели,
пока поет Кобзон
и белые метели
в порочной чистоте
бушуют на листе;

так вот, когда бы я,
трепещущий, как "Знамя"
(не тряпка, а журнал,
которого статьями
подъят девятый вал),
скитался бы краями
чужими, и моя
душа, огонь лия...

Короче говоря,
поскольку дело к ночи,
с тоской а ля Назон,
с виденьем Санта Кроче,
обняв глагол времен,
я закрываю очи.
Здесь красная заря
и время октября.

А вы прожить могли б
вне родины и веры,
с тоски не умереть
(тому свежи примеры),
и не убиться, ведь
не в моде "Англетеры"?
(Так Бродский не погиб,
усвоив опыт рыб).

И мы слыхали звон
по имени крамола,
но мы не к рубежу
пришли, а, как монголы,
привыкли к падежу
скота или глагола,
и превратили стон
в подобье рок-н-ролла.

"Граждане ночи" - 77.
котенок
ellen_solle
НИНА ИСКРЕНКО (окончание)

ВАРИАНТ-ИМПРОВИЗАЦИЯ

Полистилистика - это когда кондуктор-деревообделочник
возвращаясь в родной колхоз
из командировки в открытый космос
едет зайцем свистит соловьем
и читает О ЛЮБВИ НА ВСЕХ ЯЗЫКАХ
и казенных скамейках
окружающего мира
Полистилистика - это когда принимаешь высшую меру
радости
и сопутствующей морали
за кроличью шапку с похмелья
а милая гуляет напропалую
и полет и пашет с раннего Водолея
до позднего Козерога
и любо-дорого
даже то что бездарно и дешево
вроде какого-нибудь беспризорного щенка
или пропавшего ластика
Полистилистика - это стекло-пепло-баобабо-классика
это вся твоя окочумелая жизнь
помноженная на мои кровные 36 и 6
это дружеский способ сойти с самолета
в воздухе
и окунуться в мирное небо
нахлобученное на тонкую световую жилку
или с размаху влюбиться в бетономешалку
которая всегда на высоте
и заводится с полоборота
не заводится вообще
Полистилистика - это слияние речной волны
с волной акустической
это выплескивание смыслового номинала через жест
и берестяную дудку
это состязание тысячи и одно идеи
с природной грацией сферической аберрацией
и презумпцией невиновности
Полистилистика - это когда хочешь быть всех умней
а оказывается, что всего холодней
не в аду не во льду не на Таймыре
а в пустой городской квартире
где кроме зеркала канарейки и
Рабиндраната Тагора
и поговорить
не с кем
Потому что когда смотришь на простой предмет
вроде двойного сальто прогнувшись или приправы
из куркумового корня то наикратчайшее расстояние
между двумя листочками бумаги мигает и скручивается
как будто по нему водят фонариком дежурные
комнатные боги или снова на бешеной скорости
мчится толстый семипалатинский мальчик
на скрипучем велосипеде
В Ленинграде и Самаре 17 - 19
В Вавилоне носят бананы
На Западном фронте без перемен

На этом стихотворении заканчивается подборка стихотворений Нины Искренко в сборнике "Граждане ночи".

"Граждане ночи" - 76.
котенок
ellen_solle
НИНА ИСКРЕНКО (продолжение)

ДОМАШНИЙ ЦИРК (продолжение)

№ 23

и самый последний правитель играющий в прятки
в последней империи тряпок
в последней харчевне
и самый плачевный из робких и самый упрямый
из честных
и самый короткий из самых ненужных
и это неважно что мы отрываем приметы
что будут примяты красивые уши в коробке
что чистое тело покроют узоры ступеней
что в маленькой нотке зеленые скроются дали
что вы не бывали что мы не найдем что не долго
недолгое длится
и делится на три не сразу
но если пропало у вас что-нибудь
заходите
быть может отыщем быть может не рано не поздно
еще не конец ведь как раз середина а ну-ка
вон там под столом на диване
в двенадцатом томе
Антракт
Чай заварен
Ключи и программки в прихожей

(Продолжение следует)

"Граждане ночи" - 75.
котенок
ellen_solle
НИНА ИСКРЕНКО (продолжение)

ДОМАШНИЙ ЦИРК (продолжение)

№ 21
В цирке, как известно, полагаются зрители.
И представьте себе, в них нет недостатка.
По вечерам и в выходные дни твердая рука впускает их
в специально отведенное место, известное под названием
Кубик Бобика, с виду не очень большой,
но на самом деле туда влезает порядочно.
Никто не жалуется, что ему не хватило места
или что плохо видно.
От арены зрители отгорожены прозрачной витриной, требовать работы
что удобно и никому не опасно.
Наша труппа очень демократична. Мы позволяем
зрителям во время представления делать все,
что угодно: хохотать, топать ногами или спать на снегу,
размахивать плакатами,
и политических свобод, кричать и драться между собой.
Мы позволяем им одеваться как им вздумается,
брать с собой собак, крокодилов и рабов.
Мы не обижаемся, если они затевают игру в футбол,
вваливаются на самосвале или спрыгивают в зал
с парашютом.
Мы прощаем им все глупости вплоть до самых
неинтеллектуальных.
Впрочем, если они уж очень надоедают или бездарно
врут, твердая рука вежливым щелчком просит
их удалиться.

№ 22
Как во всякой порядочной труппе, у нас есть
и обслуживающий персонал-униформа.
Мы называем их Добрые Гномы.
Гномов двое: Большой Синий и Маленький Полосатый.
Днем они висят на стене в детской, такие же тихие
и плоские, как их изображения на листах ватмана.
Они никого не смешат, только сами немного улыбаются.
Они очень застенчивые.
А ночью, когда все спят, Добрые Гномы моют посуду,
вытряхивают пепельницы, убирают разбросанные
по полу игрушки, носки и прочий реквизит,
подкладывают в мыльницу новый кусочек мыла,
а в солонку насыпают соль.
При этом они не гремят крышками, не спотыкаются
о велосипед в коридоре, не шуршат газетами.
Иногда после работы они пьют на кухне чай с чем-нибудь сладким.
Большой Синий предпочитает тертую смородину,
а Маленькому Полосатому нравится решительно все,
и если в доме нет торта, кекса, меда, печенья,
конфет и пряников, он готов грызть просто сахар,
такой маленький кусочек сахара,
и потом еще один, последний,
и еще один, самый, самый последний.

(Продолжение следует)

"Граждане ночи" - 74.
котенок
ellen_solle
НИНА ИСКРЕНКО (продолжение)

ДОМАШНИЙ ЦИРК (продолжение)

№ 18
У нас в труппе почти все старожилы.
Из новеньких только Жабик и кедровая шишка Шурин.
Его так зовут, потому что это, собственно, не шишка, а шишак.
Он йог
и целыми днями висит вниз головой. Медитирует.
Главная его задача - преодолеть.
Вчера ему удалось преодолеть силу тяжести,
и он немного полетал над столом по диагонали.
Когда соседские дети ушли,
он вернулся на свое место над пианино.
Теперь он пытается преодолеть отвращение к музыке.

№ 19
А музыкантов у нас хоть завались.
Тон в оркестре задает стиральная машина Шарманка.
У нее мощный юго-западный темперамент (мы купили
ее на Юго-Западе), редкий тембр и большая загруженность.
Соседи как услышат, говорят восхищенно:
Ну-у, завели свою Шарманку.
Перекричать ее не может даже водопроводный кран по кличке Клиент
(а у него голосище ого-го),
не говоря уж о таком нежном, легко расстраивающемся создании,
как рыжее пианино Пони, отзывчивую душу которого оскорбляет,
прямо-таки царапает все грубое и рациональное.
Невыносимо видеть, как страдает бедное животное,
когда на него случайно положат шахматы
или, упаси бог, пассатижи,
а его заклятая ведьма, гитара Пантера, глумливо щурится
и хихикает из своего угла.
Раньше их мирил маленький веселый магнитофон Касик,
но в последнее время у него что-то с желудком,
весь он как-то побледнел, запылился
и стал много спать.

№ 20
Еще у нас есть почти белый слон.
Мы зовем его Немытая Свинушка, или сокращенно - Немышка,
за то, что он не любит мыться в ванной,
а предпочитает химчистку.
Немышка еще маленький, совсем слоненок, и почти ничего не умеет.
Только иногда по ночам прыгает
с верхней полки на пол. Он у нас
шутливый.

(Продолжение следует)

"Граждане ночи" - 73.
котенок
ellen_solle
НИНА ИСКРЕНКО (продолжение)

ДОМАШНИЙ ЦИРК

ИНТЕРЛЮДИЯ

Весь вечер у ковра круглый одноногий стул Карлуша.
Беспрерывно крутится, падает и верещит дурным
давно не смазанным голосом.
Дружит с музыкантами.
Иногда сам подрабатывает барабаном.

№ 15

Холодильник-иллюзионист.
У него много имен, но настоящее он тщательно скрывает,
хотя оно написано у него, что называется, на лбу.
Широким жестом он распахивает дверцу белого фрака
и любезно предлагает положить внутрь все самое вкусное.
После этого некоторое время можно ни о чем не думать,
а когда, спохватившись, вы снова дергаете за ручку,
вам показывают совершенно пустую утробу,
из которой тяжелой летаргической походкой
вылетает муха Анафема.
Оп ля.

№ 16

Вообще иллюзионистов у нас много.
Вот, например, соседская кошка Симка
(уменьшительное от Сиамиты).
Она клятвенно утверждает, что гуляет у нас только по балкону.
А между тем, когда входишь в комнату внезапно,
то при помощи
оконных стекол, зеркала и яркого солнечного света
создается
удивительный оптический эффект. Буквально видишь своими
глазами, как эта точеная вертихвостка, вспыхнув красным оком,
выскакивает из-под кушетки и удирает через открытое окно.

№ 17

Или иллюзия с будильником Оськой.
Когда на него смотришь, всегда кажется, что он спешит.
И лучше совсем не смотреть, потому что Оська очень заводной
и к тому же читает мысли. Чуть что - сразу растрезвонит,
просто сил нет. Приходится затыкать ему рот подушкой.
Подушка - хороший мыслеизолятор.

(Продолжение следует)

"Граждане ночи" - 72.
котенок
ellen_solle
НИНА ИСКРЕНКО (продолжение)

ДОМАШНИЙ ЦИРК

НОМЕР 11

Дрессированная муха. Кличка Анафема.
Считает до трех, делает жжж-бамс и писает на бумажку.
Спит в холодильнике.

НОМЕР 12

Пылесос Макс.
Капризное толстобрюхое существо с большим
количеством серого вещества
под колпаком. Обожает грызть гайки
и сосать носовые платки.
Коронный номер Макса - война с ночными Шахерезадами,
этими множественными потомками жарких
непроточных водоемов
и городской теплоцентрали.
Когда в абсолютно черной тишине
изящные полупрозрачные самки
начинают выводить свои пронзительные шахерезонги,
Макс в картонной клетке возится и потеет.
Но как только одна из тварей временно умолкает,
Чтобы привести в действие свой аппарат-шахерезонд,
несчастный зверь, путаясь в проводах, вырывается на манеж,
и ярости его нет границ.
С диким тропическим ревом он мечется по освещенной арене
и пожирает маленьких певичек своим длинным складчатым носом.
Поев, быстро успокаивается.

НОМЕР 13

Телефон Жабик.
Осведомленное зеленое создание с длинным хвостом
и железными нервами.
Чревовещатель. Прыгает по постелям и снимает уши.
Любит, чтобы ему говорили ласковые слова.
Впрочем, кто этого не любит.

(Продолжение следует)

?

Log in